Порядок и условия использования фотографий

Порядок и условия использования фотографий
Подробнее
Зинаида Константиновна Остафьева Василий Михайлович Остафьев Константин Семёнович Хлопенков

Зинаида Константиновна Остафьева

Василий Михайлович Остафьев

Константин Семёнович Хлопенков

 

Хочу поделиться с вами отрывком из воспоминаний участницы Великой Отечественной войны - моей бабушки Зинаиды Константиновны Остафьевой.

 

«Когда началась война, мы жили на Балтийской улице в доме 34. Этот 3-х этажный дом всего на 6 квартир до сих пор цел и невредим, несмотря на то, что немцы усиленно бомбили район, так как на его территории находился Кировский завод.

 

Мой муж, Остафьев Василий Михайлович, работал токарем на заводе «Красный треугольник». Он неоднократно ходил в военкомат с просьбой отправить его на фронт, но как токаря высокой квалификации его оставили работать на заводе. Завод, который до войны выпускал совершенно мирную продукцию, теперь перестраивался на выпуск снарядов, патронов и других изделий, так необходимых для фронта.

 

В августе 1941 дочь Светлана посещала детский сад на Промышленной улице. Ей было почти 3 года. В начале августа меня предупредили, что детский сад эвакуируют и ребёнка нужно забрать до 16 часов. Я пришла за дочерью в 15:00, но детей уже увезли. Я ходила на эвакопункт 3 недели, пока не узнала, что детский сад эвакуировали на Урал в деревню. И я отправилась за дочерью в указанное место, нашла её всю в болячках, обглоданную комарами и повезла домой в Ленинград.

 

Домой добирались месяц, поезда уже бомбили, мы сутками сидели на станциях. Наконец, приехали домой, а в городе уже снизили норму продажи хлеба. Вскоре ко мне переехала старшая сестра Анна из Павловска. Её муж ушёл на фронт. Она была беременна. Стали жить все вместе. Муж работал и жил на заводе. Работа физическая, тяжёлая. Кормили их в столовой, но частенько хлеб и супчик он передавал мне для дочери. В конце концов от тяжелой работы и недоедания он ослабел настолько, что его отправили домой. И в феврале 1942 года муж умер от истощения. Иногда я думаю, что если бы его отправили на фронт, то он бы выжил. Сестра Анна пережила моего мужа на 2 недели и умерла вместе с не родившимся ребёнком.    

 

А мы с дочерью продолжали жить и как могли защищали свой город. Каждый день из штаба обороны нас, женщин, отправляли дежурить на чердаки и крыши, где мы тушили зажигательные бомбы, обходили квартиры, выявляя умерших. Иногда, во время обхода квартир видели, как взрослые и старшие дети лежат мертвые, а по ним ползает маленький ребёнок. Старшие отдали ребёнку последние крохи и так сохранили ему жизнь. Однажды, придя домой, я увидела своего мёртвого мужа, а рядом с ним ползала моя дочь.

 

А на Кронверкской улице жил мой отец, Константин Семёнович Хлопенков, с тремя маленькими детьми Евгенией, Ниной и Петром. Они вчетвером в середине 30-х годов приехали в Ленинград из деревни, в поисках лучшей жизни. Константин Семёнович работал дворником, дети учились в школе.

 

Я, как могла, по возможности помогала, ухаживала за ними, но они также умерли в феврале 1942 года, сначала отец и Пётр, потом Женя и Нина. Вот так из семьи, где на начало войны было 8 человек, выжили только двое – я и моя дочь Светлана».

 

Бабушка Зинаида Константиновна Остафьева умерла в возрасте 68 лет от инфаркта.

 

Анна Авцинова, внучка, 2019