Порядок и условия использования фотографий

Порядок и условия использования фотографий
Подробнее
Семья Смирновых-Прокофьевых

Вера Николаевна Прокофьева

Василий Иванович Прокофьев

Наталия Васильевна Прокофьева

Клавдия Осиповна Смирнова

Николай Иванович Смирнов

Николай Николаевич Смирнов

 

Я бы хотела рассказать о членах нашей семьи, на долю которых выпала участь пережить страшные годы блокады Ленинграда.

 

Моя прабабушка Вера Николаевна Прокофьева провела в блокадном Ленинграде первое, самое тяжелое, время вместе со своим мужем Василием Ивановичем Прокофьевым, моим прадедом. В конце июля 1941 года их дочь, моя бабушка, Наталия Васильевна Прокофьева, вместе со своей бабушкой, Клавдией Осиповной Смирновой, уезжают в эвакуацию - в деревню Опушни города Киров. Прабабушка с прадедушкой остаются в Ленинграде до лета 1942 года.

 

Также в блокадном городе остался и отец Веры Николаевны - Николай Иванович Смирнов. Он был начальником железнодорожного депо – сначала в Павловске, где он долгое время жил со своей большой семьей. В 1941 году, когда немецкие войска подступали к Павловску, его перевели в Ленинград и назначили начальником железнодорожного депо станции «Воздухоплавательный парк». Во время блокады он умер от голода - ориентировочно в декабре 1941 года. К этому времени ленинградцы были уже настолько истощены, что дойти до своих родных, живших или работавших в другом районе, не было практически никакой возможности. Уже после войны прабабушка пыталась найти его могилу, но безуспешно. Скорее всего, Николай Иванович был похоронен в братской могиле на Волковском кладбище. Дом в Павловске был сожжен немецкими войсками при отступлении.

 

В 1941 году прабабушка Вера Николаевна перешла на шестой курс Первого медицинского института им. И.П. Павлова (ей тогда было 22 года), но уже к середине сентября учебное заведение прекратило свою работу. Прабабушка рассказывала, что однажды во время занятий в соседнее здание попала бомба - здание было разрушено, но бомба, к счастью, не взорвалась. После прекращения занятий прабабушка стала работать в госпитале при институте, а также в родильном доме на Васильевском острове, где они тогда и жили. Мой прадед, Василий Иванович, был музыкантом – до войны работал фаготистом в оперной студии Консерватории, одновременно с этим учился на дирижерском отделении. Летом 1941 года его и других музыкантов от Консерватории отправили на строительство оборонительных сооружений под Лугой - Лужский оборонительный рубеж. В конце лета 1941 года эта местность вместе с Лугой оказалась окружена немецкими войсками. Василию Ивановичу вместе с другими музыкантами удалось убежать и обходными путями, через леса, добраться до Ленинграда. Домой он вернулся примерно через месяц, где его ждала прабабушка. Она рассказывала, каким она его встретила – «скелет, обтянутый желтой кожей». На тот момент эвакуация уже была завершена, и прабабушке с прадедушкой предстояло остаться в Ленинграде и пережить самую суровую блокадную зиму. Оперная студия Консерватории также была эвакуирована, и Василия Ивановича приняли фаготистом в оркестр Большого драматического театра им. М. Горького (ныне - БДТ им. Г.А. Товстоногова). Осень сменялась лютой зимой. Было очень холодно, отопление не работало, за водой ходили на Неву, есть было нечего. Вскоре прадедушка заболел гепатитом, и прабабушка отвезла его на санках в стационар в госпиталь, где она работала, благодаря чему он смог выжить. В госпиталь прабабушке Вере Николаевне приходилось идти с Васильевского острова, где они жили, на Петроградскую сторону под мощнейшими обстрелами. Спустя много лет после окончания блокады и войны она по-прежнему не могла без тревоги слышать звук летящего самолета. Прабабушка рассказывала, как однажды она упала прямо на улице, не в силах идти дальше. Но проходящий мимо солдат помог ей подняться и дал кусочек хлеба, что не позволило ей тогда умереть. Летом 1942 года прабабушка с мужем эвакуировались через Ладожское озеро. Их переправляли на баржах. Прабабушка рассказывала, как идущая прямо перед ними баржа оказалась затоплена. Эвакуируемые были очень слабыми, их на руках вносили в поезда, которые везли всех в Ярославль. Оттуда прабабушка с прадедушкой поехали в Киров. В деревне Опушни прабабушка Вера Николаевна стала работать врачом, единственным в округе на триста километров. В Киров был эвакуирован Большой драматический театр, в котором продолжал работать Василий Иванович. В 1943 году, уже после прорыва блокады, он вместе с театром вернулся в Ленинград, а в мае 1944 года перевез в родной город и семью. Пока не было хозяев, квартиру на Васильевском острове взяли под госпиталь. Семье Василия Ивановича были выделены две смежные комнаты в коммуналке в Лештуковом переулке (ныне - переулок Джамбула), где они жили вплоть до 1961 года. Хотелось бы также упомянуть о младшем брате прабабушки – Николае Николаевиче Смирнове (у Клавдии Осиповны и Николая Ивановича было пятеро детей). В то время, когда прабабушка с прадедушкой, а также бабушка с Клавдией Осиповной, были в эвакуации, 27 ноября 1942 года, ровно в тот день, когда бабушке исполнилось три года, под Сталинградом героически погиб Николай Николаевич. Он был командиром взвода, ему было всего 19 лет.

 

Прапрабабушка, Клавдия Осиповна Смирнова, умерла в 1970 году в возрасте 85 лет. Прадедушка, Василий Иванович Прокофьев, награжден медалью «За оборону Ленинграда». После блокады некоторое время продолжал работать в Большом драматическом театре, завершил обучение на дирижерском отделении, работал дирижером, а затем начальником отдела музыкальных ансамблей Управления кинофикации в Ленинграде. Умер в 1956 году от болезни сердца в возрасте 50 лет. Прабабушка, Вера Николаевна Прокофьева, всю свою жизнь работала врачом-педиатром, была районным инфекционистом и заведующей филиалом детской поликлиники Фрунзенского района. Она умерла в 2009 году примерно за неделю до своего девяностолетия. В этом году, 7 июня 2019 года, исполняется сто лет со дня ее рождения. Бабушке, Наталии Васильевне, сейчас 79 лет.

 

Рассказ основан на воспоминаниях прабабушки, Веры Николаевны, записанных в 2007 году. Детали событий восстановлены благодаря воспоминаниям бабушки, Наталии Васильевны, и ее двоюродного брата –Андрея Анатольевича Гриба, тоже внука Николая Ивановича и Клавдии Осиповны.  

 

Вероника Глобина