Порядок и условия использования фотографий

Порядок и условия использования фотографий
Подробнее
Семья Каверкиных

Игорь Яковлевич Каверкин
Яков Павлович Каверкин
Майя Сергеевна Каверкина (Заудалова)

Мой папа – Игорь Яковлевич Каверкин  - жил с родителями и младшей сестрой Машей на Петроградской стороне. Когда началась война, он с детским домом был эвакуирован вначале в Горьковскую область , потом их перевезли в Западную Сибирь. Позже туда же приехали его мама - Антонина Лаврентьевна с Машей и сестрой Галиной. Их переправили из блокадного Ленинграда по льду Ладоги на грузовиках. Незадолго до эвакуации у Гали родилась дочка, роды случились во время воздушной тревоги, поэтому девочку в шутку называли Тревога Ивановна. 
Еще одна бабушкина сестра - Ольга Александровна Саренок, была директором детского дома в блокадном Ленинграде. В начале лета 1942 года детей переправили через Ладогу на военных катерах, затем разместили вначале в Горьковской области, после - в Западной Сибири. Вместе с ними выбралась из города и сама Ольга с двумя своими детьми.  Условия были очень тяжелые, чудо, что они все выжили. Старшая сестра бабушки Елена осталась в Ленинграде и погибла зимой 1942 года. Ее маленькие сыновья оказались в детском доме. Когда сестры вернулись из эвакуации в Ленинград, они забрали мальчиков в семью. Погибла той же зимой и моя прабабушка Мария Григорьевна. 
Дедушка – Яков Павлович Каверкин  - остался в Ленинграде, воевал в войсках ПВО. В состоянии сильной дистрофии (весил 38 кг при росте больше 180 см) попал в госпиталь, где провел несколько месяцев. Его признали не годным к воинской службе по состоянию здоровья, и он начал работать писарем в санитарном поезде. Был награжден орденом Красной Звезды и медалью "За оборону Ленинграда"
После окончания войны семья вернулась к себе домой на Петроградскую сторону.

Моя мама – Майя Сергеевна  Заудалова (Каверкина) - с родителями и младшим братом до войны жили на Набережной р. Фонтанки. Когда началась война, семья осталась в Ленинграде. Воспоминания о блокаде были настолько тяжелыми, что мама ничего не рассказывала, просто отказывалась на эту тему говорить. Сведения и факты я получила, в основном,  из архивных документов.
Зимой 1942 года от голода умерла ее мама, Александра Ивановна Буланова, и младший братик Вилли. Их похоронили на Пискаревском кладбище. Маме пришлось отдать свои хлебные карточки дворнику, чтобы помогли отвезти тела на кладбище. Умер в госпитале отец - Сергей Родионович Заудалов.  Сама Майя попала сначала в больницу им. Мечникова, где ее долго выхаживали, потом в детский дом, в котором оставалась до 16 лет. Дети, воспитанники детского дома, с ранней весны до осени работали на полях, помогая выращивать овощи для города. За работу мама была награждена медалью "За оборону Ленинграда", ей было присвоено звание "Житель блокадного Ленинграда". 
Когда мама попыталась вернуться в свою квартиру, оказалось, что в их комнате живут чужие люди. Их переселили в пустующую комнату из разбомбленного дома, такие были порядки. Ей даже не позволили взять принадлежавшие семье вещи. Поэтому на память о родителях сохранился только маленький альбом с фотографиями и подсвечник. После войны мама закончила педучилище и стала работать воспитателем в детском доме. Поскольку она осталась без жилья, детский дом выделил ей служебную площадь - комнату 7 кв. метров в коммунальной квартире на Мойке, где мы с родителями и прожили несколько лет.
Мои близкие много пережили в годы войны. Так получились, что вся их жизнь была связана с историческим центром Ленинграда, любовь нему они сохранили до конца своих дней.
Сейчас я живу на Петроградской стороне. Здесь же недалеко от меня живет мой сын. Дочь работает на телеканале Санкт-Петербург. Внук учится в гимназии на Чкаловском проспекте. История любви нашей семьи к Петербургу продолжается...

Наталья Игоревна Каверкина (г. Санкт-Петербург, 2018)