Порядок и условия использования фотографий

Порядок и условия использования фотографий
Подробнее
Семья Ицце

Наши с сестрой дедушка и бабушка приехали со своими родителями в Санкт-Петербург в конце XIX века.
Годы жизни дедушки Ицце Павла Адамовича — 1889-1965 гг. и бабушки — Ицце Елены Петровны — 1892-1947 гг.
За всю свою жизнь, свой родной город они не покидали ни до войны, ни во время войны, ни после. Присказка нашего дедушки была такова: «Живу в трех городах, не выезжая» (Санкт-Петербург, Петроград, Ленинград).
Когда они соединили свои судьбы, в начале XX века, то поселились по адресу: ул. Петра Алексеева (ныне Спасский переулок), д.2, кв.6, опять-таки не меняя места жительства в течение всей своей жизни.
До революции они работали эмальерами (эмальер — художник по изготовлению эмалей, — прим. ред.). А после Гражданской войны дедушка работал на Адмиралтейском заводе.
В блокаду остались в Ленинграде, хотя была возможность покинуть город. Продовольствием перед войной не запасались, и не представляли, что им придется пережить — холод, голод, бомбежки...
Всё, что было возможно обменять, все было обменяно на хлеб. Буржуйку топили мебелью, книгами. Варили обойный клей. Не было сил искать и разбирать деревянные дома, к тому же в центре города их практически не было.
Воду брали из канала Грибоедова, благо что дом был рядом, правда жили на 4 этаже — высоко.
Холод и голод были постоянными спутниками их жизни.
Дочь их, наша мама, Елена Павловна Ицце (1914-1986 гг.) работала в лётной эскадрилье на Волховском фронте, которая охраняла Дорогу жизни. И, при первой же возможности, мама, рискуя жизнью, прилетала или на полуторках через Кобону по Ладоге приезжала в Ленинград, чтобы привести своим родителям какие-нибудь продукты.
Мама рассказывала, что, если кто-нибудь, даже незнакомый человек, ехал в блокадный Ленинград из части, она давала ему что-то для передачи родным, и всегда «посылка» доходила до адресатов.
У бабушки во время блокады была сильнейшая цинга. Как-то мама приехала в Ленинград, звонит во входную дверь, дверь открывается и на пороге стоит ее мама, в платьице, которое наша мама носила в 10 лет, а ноги как бревна, еле ими передвигает...
А у дедушки от голода и страданий с головой было плохо. Он спрашивал маму: «Был доктор, сказал, что Лёле (так он называл бабушку) надо пить хвою, а что это такое я не знаю...»
Всю свою жизнь дедушка нас учил никогда на тарелке ничего не оставлять, а крошки со стола он всегда собирал рукой в ладонь. Никогда не рассказывал о блокаде Ленинграда. Думаем, что это вспоминать было очень тяжело, несмотря на то, что времени с тех пор прошло много.
Внучки Л. В. Муницына и Н. В. Николаева, правнучка Е. С. Николаева (г. Санкт-Петербург, 2018)