Порядок и условия использования фотографий

Порядок и условия использования фотографий
Подробнее
Семья Егоровых

Михаил Александрович Егоров

Мария Федоровна Егорова

Юрий Михайлович Егоров

 

Семья Егоровых проживала на Сызранской улице в коммунальной квартире. В блокаду умерли все родные души. Осталась одна мать - Мария Федоровна и чудом уцелел сынишка - Юрочка. Работавшие мужчины отдавали все свои силы, вкладывая их в оборону города, трудились для фронта, для Родины ради жизни своих родных, близких и будущего своего народа. Отец - Михаил Александрович Егоров умер первым 17 января 1942 года в возрасте 36 лет. Затем умерли дети: Василий Михайлович умер 20 января 1942 года в 14 лет, Владимир умер 05 июня 1942 года в 1 год 6 месяцев. Лидия Михайловна умерла 12 июня 1942 года в 10 лет. Их мама, Мария Федоровна, умерла в 1983 году. Указом Президиума Верховного Совета СССР была награждена медалью "За оборону Ленинграда". Низкий земной поклон ей, что смогла в одиночку при самых наитруднейших обстоятельствах вырастить и воспитать такого сына, отдавшего жизнь без остатка своей стране.

 

Юрий Михайлович Егоров, ветерана войны, награжден знаком " Житель блокадного Ленинграда". Пережив блокадное детство, он обладал чуткостью, отзывчивостью, до конца своей жизни желанием помочь людям. Годы войны и военного лихолетья закалили, ведь дети, лишившись детства, становились сразу взрослыми. Исполнение долга перед отчизной, ее гражданами стало первоочередной и основной чертой характера.  У Егорова была тяжелая сложная жизнь, но он являлся примером целеустремленности, отваги, жизнелюбия, состраданием к несчастьям и бедам других людей. Его отношение к людям завораживало, как и его интеллигентность и скромность.

 

Он - ветеран труда. 36 лет отслужил своей Родине и еще многие годы трудился на благо страны, именно таких называют "вечный труженик". Его стаж насчитывает около 60 лет. Юрий Михайлович Егоров имел 25 наград, среди них - отличник службы, 3 медали за безупречную службу, знак почета ветеранов, медаль за доблестный добросовестный труд. Настоящий ленинградец и отличный петербуржец. Юрий Михайлович вел благотворительные приемы граждан, оказывая юридическую помощь. Не сосчитать скольким людям он смог помочь и сделал полезного. Егорову была вручена почетная грамота за многолетнюю добросовестную работу, личный вклад и сохранение традиций Санкт-Петербургской городской коллегии адвокатов. Он почетный дипломант за многолетний высокопрофессиональный труд и значительный вклад в создание и сохранение традиций петербургской адвокатуры.

 

Рассказ, записанный со слов Юрия Михайловича:

 

Как я умер

 

«Я проснулся от жуткого холода. Не помню, было ли на мне что-то надето, но то, что я был босой и на ноге привязана какая-то картонка, это помню отчетливо – бирка покойника. Я медленно встал и пошел выбираться из холодного подвала. Вот вышел на лестницу. На душе было так обидно: за что меня так наказали – оставили в промозглом темном подвале, бросили одного.

 

А произошло все так. Зима была лютой. Как-то достала мама ведро угля. Буржуйка стояла в комнате. Наверное, мама закрыла трубу пораньше, ведь все тогда падали от усталости, голода. Семья легла спать, а пошел угарный газ. Маме удалось спастись. А я, как оказалось, умер, и отправили меня в подвал с биркой на ноге, зафиксировав смерть. Эта бирка еще долго лежала у нас дома с веревочкой и номером. Мною тогда движила цель – добраться до кровати и согреться. Было мне тогда лишь 4 года. Вот такие приходилось решать задачи…»

 

Ребенку 4 года. Мог испугаться и плакать, но никто бы не услышал. Мог и не выбраться – ведь после угара сил нет совсем, голова кружится и ничего не соображает, воздуху не хватает и тошнит. А маленький Юра не заплакал. Может, слез у детей блокады уже не оставалось – от горя, бед, лишений, утрат и всех невзгод. И бояться было нечего, сама смерть жила повсюду и подстерегала на каждом шагу, миг – и тебя уже нет. Из последних сил стал выбираться, зимой босыми ногами шел по лестнице. Как только он не замерз – может, застрял среди вороха простынь, которыми обертывали мертвых? Может, выбравшись, упал бы без сил? Может, холодный воздух подвала помог очнуться? Но главное – выжил! Первый обозначенный срок его жизни оказался ошибочным. Чудо Божье…

 

Елена Александровна. Егорова, вдова, г. Санкт-Петербург, 2019