Порядок и условия использования фотографий

Порядок и условия использования фотографий
Подробнее
Поповы

Андрей Николаевич Попов 

(1927-2007)

Николай Иакинфиевич Попов 

(1904-1997) 

Евгения Оттокаровна Попова 

(1905-1983)

 

Мой отец Андрей Николаевич Попов, дед Николай Иакинфиевич Попов и бабушка Евгения Оттокаровна Попова всю блокаду прожили в Ленинграде. Дедушка работал в гараже Управления Октябрьской железной дороги, и жили они в доме у Московского вокзала. Во время войны дедушку послали работать на Ладогу – на Дорогу жизни, а бабушка с папой остались в городе. Папа учился в школе - в блокаду ребята учились. Чтобы получать рабочую карточку (по рабочей карточке норма хлеба была больше) папа вечерами работал в гараже, как он говорил, «слесаренком». Поскольку домой после работы он приходил поздно вечером, ему дали пропуск для прохода по городу в ночное время, это был предмет его особой гордости. Папа не любил рассказывать о блокаде, но если вспоминал, то что-то веселое. Например, он с ребятами после уроков, оставались в школе и организовывали спектакли, сами писали пьесы и их разыгрывали, иногда оставались и на ночь, так как по городу ночью не ходили. А еще вылезали на крышу и смотрели на город. В то время папа много сочинял стихов, вел дневник. Наверное, это был способ не думать о страшном. Папа говорил, что он больше запомнил день прорыва блокады 18 января 1943 года, потому что это была первая победа, после этого увеличили нормы выдачи продуктов. Дедушка перед этим событием приехал в город с Ладоги и сказал что готовится прорыв блокады. Грохот боя был слышен в городе, и уже появилась надежда на победу.

 

Когда мы оказывались с дедушкой у Московского вокзала на площади Восстания, он рассказал, что во время войны на территорию Московского вокзала не попала ни одна бомба. А почему? У гитлеровцев были старые карты города на них была указана Знаменская церковь, а перед войной ее снесли (сейчас на этом месте станция метро «Площадь Восстания») и фашисты бросали бомбы совсем в другое место. Так снос Знаменской церкви оказался во благо блокадному городу. Пока кольцо блокады не сомкнулось, в город по железной дороге поступало продовольствие и на путях стояли поезда. Потом, как только блокаду прорвали, опять по железной дороге пошли поезда с продовольствием.

 

После войны мой дед продолжил работу на железной дороге – был директором ремонтно-прокатной базы треста «Севзаптрансстрой». Моя бабушка тоже была связана с железнодорожным транспортом – она работала бухгалтером в Ленинградском институте инженеров железнодорожного транспорта. Папа после войны поступил в Ленинградский институт инженеров железнодорожного транспорта учиться, а потом всю жизнь проработал в конструкторском бюро на Кировском заводе, был главным конструктором проекта ряда образцов тяжелых танков.

 

Марина Андреевна Попова, 2019