Порядок и условия использования фотографий

Порядок и условия использования фотографий
Подробнее
Нина Васильевна Комиссарова (Громова)

Нина Васильевна Комиссарова (Громова)
(1928 - 2010)

 

 

Я хочу рассказать о моей бабушке Комиссаровой (Громовой) Нине Васильевне. На первый взгляд, нет ничего сверхгероического в ее судьбе, повторившей судьбы тысяч блокадных подростков...  Если не считать героизмом уже тот факт, что она жила и выжила в то страшное время. 

Бабушки нет с нами уже 8 лет, но в памяти живы ее рассказы о том, как спасались от бомбежек, как она помогала двоюродной сестре тушить зажигательные бомбы и о том, как они молились, чтобы бомба упала не на их крышу, о легендарной блокадной елке.

Но особенно часто мы вспоминаем историю О ПШЁННОЙ КАШЕ.

 

 

Незадолго до начала войны мой прадед был арестован и расстрелян по ложному доносу.  В последствии он был реабилитирован, но клеймо дочери врага народа надолго "приклеилось" к моей бабушке.  Детей врагов народа в те страшные дни не спасали, поэтому мою бабушку не эвакуировали.  Так она и осталась на всю блокаду в доме 109 по улице Римского-Корсакова,  сначала с мамой,

а потом и без нее...  Бабушка осиротела в 15 лет. И тот далекий 1943 год запомнился ей не только потерей самого близкого человека и первым взрослым юбилеем, но и подарком, который она получила от мамы в свой День рождения. Это была кастрюлька пшенной каши, сваренной на воде без соли и сахара. Но моей бабушке, измученной голодом, она показалась такой вкусной!  Бабушка на всю жизнь запомнила тот День рождения, потому что впервые за долгое время было тепло, сытно и спокойно.

А через некоторое время ее мамы не стало...  Оказывается, прабабушка всю ту холодную зиму выменивала половину своего пайка на крупу, чтобы  к середине марта сварить целую кастрюльку...

 

Моя бабушка пережила тот год, встретила долгожданную Победу все в том же старом доме на Римского-Корсакова, вышла замуж за моего деда, такого же блокадника как она, родила двоих детей, дождалась внуков и правнуков, прожила долгую жизнь, дожив почти до 83 лет, и на всю жизнь сохранила особое отношение к пшенной каше.  И теперь, когда я варю кашу своему сыну, и перебираю желтые крупинки, я думаю о своей прабабушке, которую никогда не видела, и о том подвиге, который она совершила.

О подвиге, который называется очень просто - материнский долг.


Прислала Анна Кушкова