Порядок и условия использования фотографий

Порядок и условия использования фотографий
Подробнее
Нина Антоновна Потапова

Нина Антоновна Потапова

 

Моей маме, Нине Антоновне Потаповой, во время блокады Ленинграда было 13 лет. Хочу поделиться с Вами отрывком из её воспоминаний:

 

"В марте стали выдавать клюкву по карточкам. Мы-то с мамой ещё как-то копошились, но Толя слёг и больше не вставал. Лежал он на столе в кухне. За день до смерти попросил, чтобы мы его помыли. Я потащилась за водой к Неве, привезла на саночках два ведра, а перед самым домом одно ведро у меня опрокинулось в снег. Вылитая вода быстро замёрзла. Пришлось идти заново. Мама нагрела воду, и мы стали мыть Толю. Я как посмотрела на него раздетого, то ужаснулась: это был полуживой скелет, обтянутый серой кожей. До сих пор забыть не могу его вымученную улыбку с оскаленными зубами. Кое-как помыли его, но он был счастлив и доволен. Уложили его, а на следующее утро вместе с хлебом я принесла и клюкву. Прихожу и вижу: Толя дышит тяжело и часто, а мама плачет. Мы ему намяли клюкву и стали кормить. Он уже не реагировал – так и умер, с клюквой во рту… Мы с мамой перетащили его в ватном одеяле на балкон – увезти его сил не было, а морозы не прекращались".

 

Людмила Гарни, 2019