Порядок и условия использования фотографий

Порядок и условия использования фотографий
Подробнее
Мария Станиславовна Михайлова

21 июля 2017 года от нас ушла моя мама - Мария Станиславовна Михайлова, 1923 года рождения, которая всю войну провела в действующей армии в блокадном Ленинграде.Незадолго до своей смерти она надиктовала мне письмо для своих 5 правнуков, текст которого я хочу передать вам. Прошёл год с лишним без неё, теперь мы решили показать это письмо её повзрослевшим правнукам. Дети читали её письмо и  плакали... 

Борис Сорокин (г. Санкт-Петербург, 2018 г)

Моим дорогим 
правнукам Катеньке, Леночке, Анечке, 
Женечке и Сашеньке.

Я хочу рассказать вам, как в далёком 1941 году я узнала о начале Великой Отечественной войны, которая длилась 1419 дней. Наш город тогда назывался Ленинградом, он пережил 900 дней блокады, когда город был полностью окружён фашистскими войсками. В первые дни войны я, (тогда мне было всего 18 лет), пришла в военкомат района к военному комиссару, (как сейчас помню его фамилию — Быков), и попросила его направить меня на фронт защищать наш город от фашистов. Комиссар сказал мне, что я ещё очень молодая и на фронт берут пока только мужчин, сказал, чтобы я, если не передумаю, пришла к нему через одну неделю, но я уговорила его, и два с половиной года служила в звании красноармейца в Первом отдельном особом медицинском батальоне выздоравливающих. Батальон сначала находился на Съездовской (ныне Кадетской) линии Васильевского острова в корпусах Меншиковского дворца. Все помещения этого дворца были буквально забиты ранеными, их привозили на грузовиках почему-то ночью. 23 февраля 1942 года был страшный мороз. Начальство собрало нас на митинг, посвящённый Дню Красной Армии. Мы стояли у трибуны, с которой нас поздравил с праздником командир части. Вдруг начался налёт вражеской авиации, снаряды рвались вокруг нас. В этот же день нас перевезли на телегах с лошадями в больницу на Крестовском острове. Мы готовили помещения к приёму раненых, мыли палаты, расставляли кровати, пилили дрова для отапливания помещений. Через несколько дней привезли раненых, мы ухаживали за ними, кормили тяжело раненых буквально с ложечки. Один раз в две недели меня на три часа отпускали в увольнение домой, я ходила пешком, так как никакого транспорта тогда не было, а меня дома ждала моя старенькая мама. Она работала сторожем, охраняла склад у Шкиперского садика, поэтому она за работу получала 250 граммов хлеба в день по рабочей сетке. Однажды зимой, когда я поздним вечером шла в увольнение домой, то решила сократить путь и проходила мимо Дворца культуры имени Кирова. Здесь я испытала ужас — вся площадь была заставлена штабелями человеческих трупов, они лежали на морозе, так как их не успевали хоронить. Не помню, как я дошла до дома в тот страшный вечер.
Во время одной бомбардировки города меня тяжело контузило, с тех пор я стала очень плохо слышать и видеть. 
Меня наградили орденом Великой Отечественной войны и 12 медалями. 
Я желаю, чтобы вы никогда не пережили то, что досталось пережить мне. Я очень вас всех люблю! Я каждый день думаю о вас, молю Бога, чтобы у вас всё было хорошо. Очень жалко, что я теперь редко вас вижу.
Ваша бабуля Муся.
25 декабря 2016 года