Порядок и условия использования фотографий

Порядок и условия использования фотографий
Подробнее
Маня Зусевна Левит

Маня Зусевна Левит

 

5 сентября 1941 года мои бабушка и дедушка получают извещение, что их сын - солдат Красной Армии - пропал без вести в боях под Черниговом. 9 января 1942 года умирает дедушка, рабочий Кировского завода, столяр-краснодеревщик. Он похоронен в братской могиле на Волковском кладбище.

 

В семье остаются две девочки 14  и 17 лет и их ослабшая лежачая мама (моя бабушка). 9 апреля 1942 года она умирает. Девочки везут её на саночках на Волковское кладбище, чтобы похоронить в общей могиле. Заходят в администрацию, чтобы поставить штамп на свидетельстве о смерти, там сидит молодой милиционер и заплаканная женщина. Женщина выкапывала могилы и за большие деньги продавала тем, кто не хотел и не имел возможность хоронить своих родных в общей могиле. Милиционер предложил сёстрам забрать выкопанную могилу, они так и сделали. Закопать сил не было. Пришли на следующий день с дворником дядей Васей закопать могилу. За это пришлось поделиться с дядей Васей хлебной карточкой. Девочки чудом выжили. 

 

Летом 1943 года мою маму забрали на фронт. Она дошла до Германии, демобилизовалась осенью 1945 года. Ее младшая сестра осталась одна в послеблокадном городе, работала и училась в школе фабрично-заводского ученичества.

 

Удивительно, но в эти страшные дни не была утеряна могила бабушки. Уже нет ни мамы, ни её сестры, за могилой ухаживаю я, внучка, названная в честь бабушки Мариной. К сожалению, блокада не сохранила ни одной фотографии бабушки. Семья разрослась, и сегодня нас уже 15 внуков и правнуков, потомков нашей бабушки, о которой мы храним вечную память. 
 

Марина Леонидовна Пресман, внучка, 2019