Порядок и условия использования фотографий

Порядок и условия использования фотографий
Подробнее
Лидия Александровна Волкова

Лидия Александровна Волкова (1937)

 

Хочу рассказать о своей маме, Лидии Александровне Волковой. Мама родилась 28 августа 1937 года в Ленинграде в семье Александра Петровича и Меланьи Савельевны Чистяковых.   Семья большая: 7 детей – 5 дочек и 2 сына. Алексей Петрович умер рано - в 1939 году, когда маме исполнилось только 2 года, а старшему ребенку, сестре Тамаре, было 17 лет. Жили они в деревянном доме на Васильевском острове в Гавани на улице Карташихина. После смерти мужа, Меланья Савельевна (моя бабушка) пошла работать в систему домоуправления, и, несмотря на то, что у нее не было образования стала управдомом. Бабушка обладала большим природным даром учиться, познавать мир и общаться с людьми. Когда началась война моей маме не было и 4 лет. Но детская память оставила много воспоминаний.

 

Делюсь воспоминаниями своей мамы.

 

" Во время войны мы, 4-х летние дети, очень повзрослели, как и все дети блокадного Ленинграда. 

Когда выла сирена,  я от испуга могла куда-то убежать. За мной присматривал старший брат Володя, ему было 15 лет.  Я прислушивалась к гулу самолетов и могла по звуку понять советский это самолет или фашистский. Мама почти все время была занята на работе, карточки по возможности отоваривали сестры тринадцатилетняя Валя и одиннадцатилетняя Галя. Иногда по дороге в магазин они попадали под обстрелы. В начале войны из деревянного дома нас переселили в квартиру в большом кирпичном доме на той же улице Карташихина. Этот дом и сейчас цел. Напротив дома был сад. Там стояли зенитчики. Мой брат Володя, как любопытный подросток, познакомился с кем-то из зенитчиков. Через некоторое время их перевели в другое место, и они при отъезде отдали небольшой бочонок соленых листьев капусты – называлось это «хряпа», а еще жмых от семян - «дуранда», его надо  было грызть. Это было хорошей помощью от голода.

Помню, что зима 1941-1942 была очень холодной и голодной, я все время просила есть…  В какой-то из дней вокруг нашего дома было сброшено много бомб, но наш дом уцелел.  А в дом напротив  попала бомба, он долго горел.  Сейчас этот дом восстановили. Когда наступила весна 1942 года, на газонах сеяли какие-то овощи и зелень. И, кроме того, собирали крапиву, лебеду и ели.

К концу августа нас с мамой обязали готовиться к отъеду в эвакуацию. Уезжали мы из города в сентябре 1942 года. Нас перевозили по Ладожскому озеру на катерах. Помню это довольно хорошо, мне уже было 5 лет. На Ладоге начался шторм, над нами летали немецкие самолеты, бомбили… Но мы продолжали плыть, хотя некоторые катера тонули.  Мы были почти дистрофики. Нас укачивало, тошнило, сил не было. Но вот наш катер причалил, по-моему это было в Кобоне, и нас матросы из катера просто выносили и клали на землю. Потом нас посадили в товарные вагоны и очень долго, почти 2 месяца, везли под Барнаул в Алтайский край. Там мы прожили до 1944 года. Когда узнали, что блокаду сняли, стремились вернуться в Ленинград. Маме удалось завербоваться рабочей на завод «Госметр». Так мы вернулись в родной Ленинград. "

 

Я горжусь своей бабушкой, мамой и ее братьями и сестрами. Бабушка смогла выстоять сама и не дала умереть ни одному своему ребенку. Все семеро выжили в трудные годы войны. Как говорит моя мама: «Видимо, у нас был Ангел-Хранитель». Сейчас в живых остались только три сестры : Валентина Александровна Чистякова (1928 года рождения),  Галина Александровна Чистякова (1930 года рождения) и моя мама - Лидия Александровна Волкова.

 

Наталия Борисовна Павлова, дочь, 2019