Порядок и условия использования фотографий

Порядок и условия использования фотографий
Подробнее
Антонина Александровна Никандрова

Моя бабушка, Антонина, родилась в деревне Сержа Серёдкинского района Псковской области в 1892 году в семье Олимпиады и Александра Мейнерт. В семье было три дочери, были еще младшие Анна и Елена. С малых лет Тоню отдали в услужение в хорошую семью, где она нянчилась с ребенком. Тоня вышла замуж в 16 лет, священник нашел ей мужа, одел и обул. 

 

В Гражданскую войну ее мужа Василия Никандрова, убила шальная пуля, когда он перебегал через поле. Перед этим Антонина - как чувствовала - не пускала его. У них было трое детей - дочь Валентина, сын Владимир - летчик-испытатель, который разбился на самолете в 1939 году на летном празднике во Владивостоке, сын Алексей - сидел по политической статье в эпоху сталинских репрессий, что-то «лишнее» сказал на работе и его забрали. Затем пропал без вести. 
Антонина после гибели мужа переехала в Петербург с тремя детьми, к сестре, которая там жила. Ее сестра Анна приехала в Петербург в начале 20-х годов, жила на Литейном, в подвальной квартире, двор выходил на Моховую.

 

Антонина вышла замуж во второй раз за Христофора Аристарховича, и 30 июня 1929 года родилась дочь Вера, моя мама. Родители развелись, когда Вера была маленькой, она его почти не помнит. Вера родилась на Литейном в доме номер 7. В коммунальной квартире было 6 комнат. В школу Вера ходила на улице Моховой. Крестили ее в Спасо-Преображенском соборе на улице Пестеля. 

 

До войны по квартирам ходили уполномоченный и дворник, стучали во все квартиры, нет ли после 23.00 в квартирах посторонних людей. С началом войны сразу появились карточки на продукты, уже было ничего не купить. 

 

Антонина работала слесарем на «Балтийском заводе», до войны - на заводе «Адмиралтейские верфи». Однажды моя мама Вера с Литейного проспекта пришла к Антонине - своей маме - на работу пешком по трамвайной линии, шла весь день, все очень удивились, увидев ее там.

 

8 сентября 1941 года начались обстрелы города. Вера с мамой были дома, мама учила Веру мыть пол. Был взрыв, дом пошатнулся. Рухнули Бадаевские склады - люди пошли туда слизывать патоку.

 

Бомбоубежище было в подвале Литейного проспекта, дом 7. В дом напротив попала бомба, мама была этому свидетелем – обвалилась стена и было видны остатки комнат на этажах, где-то внизу белели халаты - там была парикмахерская…

 

Соседи эвакуировались или умирали. Старшая сестра Веры, Валентина, овдовела, пока ждала ребенка - муж погиб на фронте. После его смерти зимой 1942 года в роддоме на улице Петра Лаврова (ныне Фурштатской) родилась дочка Люда. Стояли большие морозы, окна были забиты фанерой. У Валентины был грудной ребенок, а в роддоме на стенах был иней. Одна рука у Валентины повисла. Людочка прожила 3 месяца, умерла в апреле. Вера, сама еще ребенок, отнесла тело племянницы в морг, который находился в храме Спаса на Крови на набережной канала Грибоедова. 

 

Однажды моя бабушка послала дочь Веру за хлебом, какая-то женщина на пути пообещала отоварить карточки, Вера отдала ей карточки, а женщина исчезла. Возможно, этот эпизод стал причиной последующей голодной смерти бабушки, как думала потом мама…

 

Как-то Вера несла хлеб под мышкой, вдруг откуда-то выскочил мальчишка, зубами рванул кусок хлеба и убежал. Она пришла домой заплаканная, мама ее успокаивала, говорила, что все хотят есть… Бабушка ездила за город, собирала разные травы, которые смешивала со столярным клеем, и это была пища.
По Невскому мама ходила во время артобстрелов, не боялась, ей дворники свистели вслед, чтобы она уходила.

 

Ночью 9 июня 1942 года бабушка Антонина встала в туалет в 5 утра, вернулась в комнату и хотела лечь, но закинула одну ногу на кровать и умерла... Ноги у нее отекли от голода. Свидетельство о смерти ей выписали с причиной «атеросклероз», настоящую причину – голод - тогда нельзя было признавать!

 

Коммуналка была пустая. Чувства страха уже не было, все притупилось. Вера стала проверять дыхание мамы на зеркальце, как ее учили в школе. Слез не было. Вера легла рядом с мамой и заснула. Утром встала, получила хлеб по карточке, съела и пошла гулять. Было полное безразличие. Слезы пришли только через полгода. За умершей мамой пришел муж ее сестры Елены, отвез ее в морг в храме Спаса на Крови. У Валентины после смерти матери выпали волосы. На Литейном была пекарня, мама ходила туда искать крошки хлеба. 

 

После смерти матери Вера осталась одна, сестра Валентина была на оборонных работах. Одно время Валентина работала в столовой на Гагаринской улице, но при этом голодала как и все. 

 

Вера оказалась в детском доме на Лиговке, откуда она убежала обратно домой. После этого Валентина взяла Веру к себе за город. С 1943 года 14-летней девочкой Вера пошла работать на Литейный проспект - клеила спичечные коробки. Туда ее отвела Валентина. Потом работала на Невском, колола лед ломом. Работала на Рубинштейна,  в обувной мастерской. Устроила ее туда соседка по дому. 

 

Медаль «За оборону Ленинграда» Вера получила в 1943 году.
Моей маме Вере - блокадному ребенку - 30 июня исполнится 90 лет.
 
Ольга Никандрова, внучка, 2019