Порядок и условия использования фотографий

Порядок и условия использования фотографий
Подробнее
Анна Алексеевна Воробьева Мария Алексеевна Караваева

Анна Алексеевна Воробьева

Мария Алексеевна Караваева

 

На фотографии семья маминой сестры  Марии Алексеевны Караваевой с детьми.

 

Я родилась в 1946 году. Когда я была маленькой, мама рассказывала о блокаде – видно не отпускал этот ужас тех, кто испытал всё на себе. Одну историю я не могу забыть всю свою жизнь. На предвоенной фотографии семья маминой старшей сестры, в том числе и маленький мальчик 2-3 лет – мой двоюродный братик Вовочка. Мама рассказала, как проходя с ним мимо булочной она говорила ему, что когда закончится война, они купят здесь много пирожных и конфет. Он добавил: «И много хлеба!» Он не дожил ни до пирожных, ни до конфет. А у меня эта фраза о ценности хлеба осталась в подсознании на всю мою жизнь.

 

Мои родители поженились перед самой войной. Папа не был мобилизован по причине инвалидности и работал в Петропавловской крепости столяром, а в последствии - для Дороги Жизни. Норма хлеба была небольшая и, однажды, он не вернулся домой. Нашли его сидящим на ступенях подъезда совершенно не разгибаемым, окоченевшим, как будто заколдованным. Люди добрые помогли маме затащить его домой. Ножом разжали зубы и влили денатурат. Я слушала как сказку. Мой папа ожил и выжил. Процесс постановки на ноги длился, видимо, до самой эвакуации летом 1942 года. Подспорьем в еде был столярный клей, а иногда перепадали соскобленные очистки пастернака (чудодейственное растение).

 

Мама, как и все, дежурила на тушении зажигалок и со всеми рыла окопы. После эвакуации они с отцом вернулись в Ленинград и родилась я.

 

Людмила Николаевна Швачкина, внучка, 2019