Порядок и условия использования фотографий

Порядок и условия использования фотографий
Подробнее
Алевтина Губкина

В нашей семье два самых больших праздника - 27 января и 9 мая. В эти дни собирались бывшие студенты Ленинградского горного института - блокадницы и фронтовики. До конца жизни они поддерживали дружеские отношения, посещали свой институт, выступали перед студентами. Хочу поделиться отрывками из  воспоминаний Алевтины Губкиной.


" ... 7 июля я приехала с практики в институт. Через неделю мы уехали на оборонные работы.На оборонные работы мы выезжали несколько раз.У станции Батецкой первый раз подверглись бомбежке. Работали на укреплении Вороньей горы, но не успели закончить - немцы прорвали фронт. Уходили спешно, боялись одного - плена. Под станцией Лигово попали под минометный огонь и очутились между нашими частями и немцами. В город приехали на трамвае и сразу попали под бомбежку. Мы испугались бомбежек в городе, боялись зайти в какой-нибудь подъезд, сели с Полиной у памятника С. М. Кирову и просидели до отбоя. Потом вернулись в свое общежитие на Малом 40.


По возвращению с оборонительных работ начались занятия. В сентябре - октябре мы, хоть и нерегулярно, но занимались спецпредметами. В это время в здании института организовали производство взрывчатки и гранат. Многие преподаватели, работники института и студенты стали там работать. Мы с Полиной работали на селитре. Работали в 3 смены.Технологию изготовления взрывчатки разработал наш профессор А. Н. Кузнецов и получил звание лауреата. До середины декабря ходили на работу из общежития, с Малого 40, потом переселились в институт, на военную кафедру.


Самое важное, что нам помогло выжить - несокрушимая вера в победу, не было никакой паники. Спецпроизводство многих спасло от смерти. Не только рабочей карточкой, а больше тем, что оно создавало определенный ритм жизни, заставляло двигаться, а главное - укрепляло чувство, что твоя работа помогает фронту.
Горный институт был эвакуирован 16 марта 1942 года. На сборы дали 3 дня. На карточки выдали (на половину месяца) по котелку манной каши. Это было такое богатство! От института было отправлено несколько грузовиков с людьми. Я была ответственная за одну из машин. В вестибюле института заметила профессора А. А. Щукина, я его спросила: " Почему вы тут?", а он ответил: " Меня забыли". Мы вывели его к машине и подняли в кузов. Таким же образом в последний момент была посажена Вера Яковлева. Ладогу переехали благополучно, без потерь. Были поданы теплушки, мы погрузились  и поехали. Кроме студентов ехали врачи -

 

 Александра Ивановна и Иван Густавович Рейндорфы, они помогали нам в блокаду и старались помочь в дороге. 2 февраля 1945 мы вернулись в институт из эвакуации..."


    "... После окончания войны стали продолжать учебу. Вернулись  с фронта ребята. Стало ясно, что многие уже не вернутся. Все погибшие занесены на памятную мемориальную доску в вестибюле института, создан музей. Горный институт помнит своих студентов, преподавателей и сотрудников, переживших трудное время."
       

После войны Аля Губкина вышла замуж за студента горного факультета Костю Полунина и они уехали на север. Работали на комбинате Печенганикель, там же работала и Полина Пономаренко. Выйдя на пенсию Полунины вернулись в Ленинград, Полина с мужем уехали в Черкассы (Украина). Из блокадниц сейчас жива только Вера Яковлева, с которой наша семья поддерживает связь.
 

Мария Полунина