Cмотреть прямой эфир Сейчас в эфире:
  • 03:37
  • +23°
  • доллар 61,37
  • евро 62,50

Расскажите всем, что случилось

Пожалуйста, указывайте дату, время и место события, излагайте объективные факты. Вы можете приложить к тексту видео, фотографию или документ. Если вы хотите прислать чужое видео или фото — не забудьте указать ссылку на источник. Мы будем признательны, если вы укажете достоверную контактную информацию, чтобы мы могли связаться с вами и уточнить детали.

Приложите файл

Отправляя этот материал, вы соглашаетесь на передачу всех интеллектуальных прав согласно условиям.

Уникальные пространства Петербурга и их герои

39
Поделиться:

Жители коливингов, создатели общественных мастерских и архитектор, который перестроил свою школу. О людях, меняющих Петербург, – репортаж Ивана Уварова.

Иван Уваров,корреспондент:
«Сколько синонимов слова "сосед" вы помните? В словаре синонимов указано так: "шабер" и "припольщик". Пожалуй, к этому списку можно добавить еще одно слово. Модное, заимствованное: коливер. Коливеры живут в коливингах».

То есть в коммунальной квартире. Вот она. Ее из старой советской коммуналки превратили в весьма уютное и теплое пространство.

Святослав Антонов,создатель коливинга:
«Я искал жилье себе, подумал, что здорово жить со сверстниками, здорово жить с ребятами близкими по духу, вместе делать пространство, которое вдохновляет. И вот здесь у нас это получилось».

Здесь, на 150-ти квадратных метрах, в четырех комнатах живут 11 человек. Главное условие – коливер обязательно должен быть творческой личностью.

Это Влад. Здесь он новенький. Переехал в коливинг с окраины Петербурга три недели назад. Обустраивает свой новый угол (иначе и не скажешь) с видом на Петроградскую сторону. Самый престижный угол у Саши. Она живет в знаменитом эркере доходного дома Кейбеля. Художник-мультипликатор, по совместительству биолог — такое творческое хобби.

Так и живут. С интересом друг к другу. И любовью к этим стенам. В которых у каждого чуть меньше двух квадратных метров личного пространства. Одним словом, воплощение в реальность того, что описывал Чернышевский в четвертом сне Веры Павловны. Коммуна.

Если вам стало скучно, и душа требует что-то прибить или пришить – добро пожаловать в общественные мастерские.

Еще в прошлом году здесь был полузаброшеный велоклуб. О котором мало, кто знал, куда мало кто заглядывал. Теперь все серьезно: чистый цех и грязный цех.

Грязным цехом заведует человек с непривычным сегодня именем Будимир. Дословно: будит мир! Скрипач с консерваторским образованием. По зову сердца помогает петербуржцам строгать, прибивать, пилить.

Будимир Ворошилов,куратор проекта:
«У нас есть просто электроинструмент, то что может быть у каждого дома, но у нас все сконцентрировано в одном месте, для того чтобы вы не занимались этим дома. Дома нужно жить. А приходить к нам и решать свои какие-то бытовые задачи».

В чистом цехе, заведует которым Юлия, пока тишина. Здесь все ждут, когда снимут ограничения, и можно будет принимать посетителей. Общественные мастерские в 21-м веке знакомы, пожалуй, каждому рожденному в веке 20-м. По урокам труда и домоводства в школе.

Она мечтала взорвать самую интеллигентную гимназию города, когда была ее ученицей. Спустя 20 лет после выпускного – разобрала ее до перекрытий. И перестроила.

Анна – архитектор. На предложение отремонтировать родную школу откликнулась с энтузиазмом. Проект получился личным.

Библиотеку превратила в настоящий коворкинг. Спортивный зал – в стильном деревянном оформлении. А зеркала – исключительно с сенсорной подсветкой. Такое ощущение, будто гуляешь по европейской школе.

Иван Уваров,корреспондент:
«Литейный, 57. Для каждого читающего петербуржца 20-го столетия – адрес, можно сказать, родной. Здесь всегда находился книжный магазин. В конце 90-х это место было известно, скорее, как старомодная книжная лавка. Сегодня это модное городское пространство, представить без которого современный Петербург сложно. Вторая жизнь некогда увядающей книжной лавки».

Да, здесь был ночной клуб. Теперь книги вернулись домой. Так говорит основатель магазина, потомственный книготорговец Михаил Иванов. Еще его бабушка была директором знаменитых «Подписных изданий», где продавала пособия по сопромату и истории КПСС.

За период пандемии он расширил магазин в пять раз. Рисковал? Конечно! Влез в кредиты. Но это не главное. Важно, что сюда идут за хорошей литературой интеллектуалы Петербурга. К своему делу он относится честно, с душой и трепетом.

Ни Михаила, ни других героев нашей истории никто не заставляет создавать уникальные городские пространства, которые, в итоге, созвучны всем, кто называет себя петербуржцем. Да, этих людей никто не называет героями. Да, и они сами о себе так никогда не скажут. Что объединяет этих петербуржцев? Пожалуй, одно – великая любовь к великому городу. Которую они выражают не словом – делом. Пусть не большим, локальным. Но из таких дел формируется такое понятие, как Петербург. Поэтому появилось ставшее уже устойчивым выражение: как в Петербурге.

Реклама

Обсуждение