Cмотреть прямой эфир Сейчас в эфире:
  • 16:07
  • +8°
  • доллар 73,00
  • евро 85,68

Расскажите всем, что случилось

Пожалуйста, указывайте дату, время и место события, излагайте объективные факты. Вы можете приложить к тексту видео, фотографию или документ. Если вы хотите прислать чужое видео или фото — не забудьте указать ссылку на источник. Мы будем признательны, если вы укажете достоверную контактную информацию, чтобы мы могли связаться с вами и уточнить детали.

Приложите файл

Отправляя этот материал, вы соглашаетесь на передачу всех интеллектуальных прав согласно условиям.

«Для меня важно, чтобы книга была разной, но целое некое из нее получалось». Алла Горбунова о новом сборнике рассказов

447
Поделиться:

Порой новые грани авторы открывают сами в себе – просто меняя привычные форму или жанр, например в литературе. Хотя много сказано о том, какие писатели получаются из драматургов, или, скажем из поэтов – результат всякий раз непредсказуем. Вот свежий пример. Наша петербургская поэтесса Алла Горбунова выпустила сборник рассказов - «Конец света, моя любовь». И хотя это ее второй прозаический опыт, некоторые критики уже поспешили назвать его самой важной книгой года.

В общих чертах, повествование объединено лирической героиней – образ которой мерцает между вполне узнаваемым лицом современницы и гротескной мистической маской. Сама же линия переживаемых ей обстоятельств. Аркадий Аверченко называл этот жанр «звоны женского сердца». Все эти вечные темы - детство и созревание, семья и любовь – знакомые картины реальности, за той лишь разницей, что эти тенистые аллеи здесь глядятся в омут магического реализма, и от увиденного бледнеет документальная публицистика. Школьная метода рекомендует выяснить, что же хотел сказать автор. Все вопросы - задавал Павел Богданов.

— Повод для нашей встречи — книга «Конец света, моя любовь». Многие называют ее литературным открытием года. Вы сказали, что многое из сюжета происходит в этих местах. Отсюда вопрос: в вашей молодости точки пересечения с этой героиней есть?»

— Есть точки пересечения, есть. Например, там довольно много говорится о детстве героини, которое проходит на природе Карельского перешейка, на даче. И вот эта дача, собственно, она. Здесь прошло и моё детство. В этой прозе можно увидеть любовь героини к этой природе, к этим северным озёрам. Но это не единственное пересечение, конечно.

— Героиня переходного возраста. У нее ведь неустроенная жизнь: учится она в ПТУ, друзья у нее какие-то маргинальные. А она-то счастлива в этом окружении?

— Счастье такая вещь, которое в небольшой степени зависит от окружения. Это счастье, которое связано с детством, с ожиданием, с каким- то состоянием души, с какой-то открытостью миру, с какой-то невинностью, с желанием любить, с готовностью идти на какой-то предельный опыт даже ценой какого-то саморазрушения в некоторых аспектах. Хотя и риска, и боли там много. Это трудное взросление, конечно.

— Вы лауреат литературной премии Андрея Белого, одной из самых престижных премий, а для человека, который занимается литературным творчеством, это важно?

— У меня было две премии в жизни, и между ними большое расстояние, в 15 лет. И тогда в 20 лет я это перенесла нормально. А сейчас я была рада, но при этом, когда происходят вещи, связанные с признаниями, начинается тревога, не умею я это легко переносить. Для меня тема признания связана с темой смерти, поднимаются глубинные архетипические штуки. Сложноустроенные впечатления. В целом, поэту полезнее, когда он недооценен, чем когда он переоценен. Чтобы не было какой-то остановки, чтобы был всегда голод какой-то, что ты один на один с творчеством, с тем, что ты пишешь. Что в это не вмешиваются внешние вещи, что ты выдерживаешь какую-то предельную планку, какую-то безоглядность, и ни о чём постороннем можешь не думать. У меня не было такого опыта, чтобы я могла сказать, что мне творчество принесло какой-то уровень жизненного комфорта. Чего только не было. Я работала натурщицей в художественном училище, преподавателем философии, секретарем в гуманитарном журнале, личным секретарём у учёного. А творчество было нишей, глотком ворованного воздуха, нишей свободы, которой не найти в других вещах. Все детерминировано. Человек повязан одним, вторым, пятым, десятым. А вот здесь ты входишь в это пространство, и ты свободен.

— Пишут, к вопросу о признании и непризнании, о вас: «Ошарашивающе разнообразная, и при этом безупречно целая, обнажено искренняя и при этом причудливо изобретательная, наивная и мудрая, пугающая и уютная. Книга Аллы Горбуновой ускользает от любых однозначных эпитетов». Вот из этого смыслового ряда, чтобы вы выделили, говоря о себе?

— Ой, а можно посмотреть? Эти слова из рецензии замечательной Галины Юзефович. Лично для меня важны две вещи: про разнообразие и целостность. Для меня важно, чтобы книга была очень разной, но целое некое из неё получалось. И про наивную и мудрую. Я люблю такие вещи, такую мудрость с простотой, с детскостью. Мне гораздо больше нравится, когда говорят «мудрая», чем когда говорят «интеллектуальная».
 

Культурная эволюция, 29 августа

Реклама

Обсуждение