Cмотреть прямой эфир Сейчас в эфире:
  • 16:18
  • +14°
  • доллар 72,87
  • евро 86,55

Расскажите всем, что случилось

Пожалуйста, указывайте дату, время и место события, излагайте объективные факты. Вы можете приложить к тексту видео, фотографию или документ. Если вы хотите прислать чужое видео или фото — не забудьте указать ссылку на источник. Мы будем признательны, если вы укажете достоверную контактную информацию, чтобы мы могли связаться с вами и уточнить детали.

Приложите файл

Отправляя этот материал, вы соглашаетесь на передачу всех интеллектуальных прав согласно условиям.

«Загадочные вариации». Молодежный театр на Фонтанке

593
Поделиться:

Праздники закончились. И их, как всегда, было мало. Не хватило атмосферы, настроения, сказки. 

Сказки вообще всегда не достает в нашей жизни. И это хорошо понимают в Музее естествознания в Лондоне. А потому, чтобы как-то дефицит волшебного восполнить, запланировали на весну уникальную выставку – «Фантастические твари: Чудо природы». На ней придуманный мир писательницы Джоан Роулинг объединится с нашим, обычным.

Галапагосские игуаны и тигры из коллекции музея вкупе с черепом дракона и рогом взрывопотама из кабинета профессора Люпина в Хогвартсе. Откуда они появились и каких реальных и мифических прототипов имеют? К выставке также будет приурочен документальный проект, лицом которого станет писатель и актер Стивен Фрай.

Пока в Британии готовятся изучать фантастических существ, у нас разбираются в «Загадочных вариациях». Так называется новый спектакль Молодежного театра на Фонтанке по пьесе любимого там писателя Эрика-Эмманюэля Шмитта. 

Художественный руководитель постановки – сам Семен Спивак. На сцене – всего два артиста. В зале – корреспондент телеканала «Санкт-Петербург» Вячеслав Резаков. Он и расскажет о премьере.

Выразительно посматривая на рога, двое мужчин докапываются: кто же их в итоге и кому, как и полагается в водевиле сторонам любовного треугольника в отсутствии своего основания – третьей. 

Другое дело, что здесь этот вопрос рассмотрен в философском смысле. Таинственные вариации Шмитта – по сути, тот же водевиль, другое дело, что все вариации – измены, страсти и прочие скелеты и любовники из шкафов перенесены в экзистенциальную плоскость. 

Герои рассуждают о своих чувствах с отрешенностью не участников, а очевидцев, но не без накала страстей из комментаторской будки – подробно и с тенденциями. Пьеса почти полвека дает благодарный материал для осмысления постановщиками. 

Ход мысли, выбор часто поясняют подзаголовком – здесь одноактный диалог под прицелом. В прицеле двухчасового действия действительно сложный вопрос: кого мы любим, когда любим? На самом деле, кого?

Главный герой Абель Знорко рассудил когда-то как художник: мне нужна не женщина, мне нужна лишь тема. И поступил соответственно. Он – писатель-затворник, она – его муза на удаленке. Эпистолярный роман двух сердец – вместо токсичных отношений с бытовухой и неизбежным пресыщением. 

Удел средних умов, казалось, его миновал, пока в башню из слоновой кости не проник гость. Он рушит все, но не сразу, а так, чтобы и писатель, и зрители могли прочувствовать, примерить на себя все штампы. Срывайте радости цветы пока они цветут, прелести связи без обязательств, в которых люди по сей день пытаются настичь ускользающую подлинность чувств. 

Двое мужчин выясняют все больше подробностей о той, что, как оказалось, не принадлежала никому. История построена на простом приеме обмана ожиданий зрителя, который так любят авторы детективов. Повороты сюжета, молниеносные и роковые как пули в барабане. Щелк – она вовсе была ему верна, щелк – более того, она умерла, щелк – этот другой ее избранник и был автором писем. Что хотел, то и получил. Вот не женщина, но тема. В комичной сцене оба с легкостью и быстротой примеряют на себя другие гендерные роли. 

Мужчины или женщины – в любых сочетаниях. Сегодня историю можно разыграть, не шокировав никого. Она выходит на обобщение вне рамок пола. Об универсальной сущности любви. Лучше всех об этом рассказывают христиане: любовь – это и есть бог, единственный способ восприятия. Все, что мы любим – это он. Когда мы кого-то любим – его. 

Сложноватая метафизика верна в обратном. Любовь – та же вера в бога. Который может ошибаться, быть жестоким, злым, каким угодно. Главное – этот бог отвечает, не как в анекдоте про шизофрению, а по настоящему. Отвечает. Неважно что, неважно кто. Наполняя каждый квант существования смыслом. И тот, кто однажды начал диалог, уже никогда не согласится жить в тишине. Чтобы он замолчал. 

Реклама

Обсуждение