Cмотреть прямой эфир Сейчас в эфире:
  • 02:51
  • +2°
  • доллар 77,92
  • евро 91,31

Расскажите всем, что случилось

Пожалуйста, указывайте дату, время и место события, излагайте объективные факты. Вы можете приложить к тексту видео, фотографию или документ. Если вы хотите прислать чужое видео или фото — не забудьте указать ссылку на источник. Мы будем признательны, если вы укажете достоверную контактную информацию, чтобы мы могли связаться с вами и уточнить детали.

Приложите файл

Отправляя этот материал, вы соглашаетесь на передачу всех интеллектуальных прав согласно условиям.

Кафе восточной кухни у Пискаревского кладбища — такое возможно?

735
Поделиться:

Почему горожане против шашлыков у Пискаревского кладбища и что появится в павильоне у входа – репортаж Евгении Альтфельд.

Нина Лебедева в Блокаду была ребенком, но многое помнит. Она прожила в Ленинграде все 900 дней. Узнав, что рядом с могилами тех, кто умер от голода, торгуют шашлыками, она попросила нас отвезти ее туда. Чтобы лично поговорить с молодым бизнесменом из Азербайджана и уговорить его бросить бизнес на костях.

Здание закрыто, хотя люди внутри явно есть и, судя по вывеске, кафе работает с 8 утра. В нашем распоряжении только съемка с телефона, блюда с шашлыками и неразговорчивый персонал. А над крышей новая блестящая труба – для дыма с кухни. Не добившись встречи, мы остаемся на улице. Нина Лебедева говорит, бизнесмен вряд ли не хотел кого-то оскорбить, просто он не проникся духом этого города.

Нина Лебедева,житель Блокадного Ленинграда:
«Надо ребят обучать также как русскому языку, любой город достоин своей истории. А то, что история Ленинграда всему миру известна, это надо обязательно говорить. Об этом я и говорю – он не знает, принято у него в Азербайджане строить ресторан у кладбища и отмечать там праздники, но он приехал сюда и значит надо поддерживать эту культуру».

В эти дни многие приехали на Пискаревское кладбище, Людмила Игнатьева была настолько потрясена новостью об открытии ресторана, что написала стихи.

Людмила Игнатьева,член общества «Дети войны»:
«Это священно, это как в церкви, там же нельзя плясать или ужинать. Если мы будем относиться к этому как к обычному делу, к тем, кто здесь сейчас лежит, я не знаю, как к этому можно относиться как к бизнесу. Как на этом можно зарабатывать деньги? Для меня это дико».

Алла Халапова была среди тех, кто своими руками строил Пискаревский мемориал. В начале 70-х годов, только закончив школу.

Алла Халапова,начальник строительного управления №2 Треста Садово-паркового строительства:
«На этой земле, куда ни посмотри, везде кости, нам было запрещено хоть кусочек земли оттуда вывезти, кости все оставляли, мы на носилках наносили эти холмы. И делали эти братские могилы. Моя бабушка была жива, она сказала, вот куда я отвезла твою тетку. Она мне показала, представляете? Вот такая судьба».
Евгения Альтфельд,корреспондент:
«Мемориал открыли 9 мая 1960 года. И все официальные делегации, приезжавшие в Ленинград, посещали Пискаревское кладбище. Почтить память незнакомых и далеких людей, о подвиге которых они читали в книгах. Изначально цветы продавали в правой части пропилеи, но потом там разместили музей, напротив решили построить новое здание. Вот тот самый чертеж, даже указано, что может здесь продаваться: цветы и вода».

В 90-е годы здание перешло в частные руки. Здесь торговали и запчастями и снегоходами. Теперь — восточная кухня. Директор мемориального кладбища считает, что в павильоне должны, как и раньше, продаваться цветы.

Олег Баев,директор СПб ГКУ «Пискаревское мемориальное кладбище»:
«Сюда люди приходят не пирожки покушать, а отдать дань памяти. Вот такая позиция. Хоть мы и живем в другом времени, это все строили в едином комплексе».

По задумке ленинградских архитекторов Александра Васильева и Евгения Левинсона монумент Матери-Родине стоял на фоне чистого неба. Для этого за ним был создан зеленый коридор. Фотограф Дмитрий Ратников первым опубликовал снимок, как спустя 60 лет выглядит известный на весь мир образ. Величественная скульптура — символ страшной трагедии — на фоне разноцветных новостроек.

Дмитрий Ратников,фотограф:
«Цвет, яркая расцвета, представьте здесь люди с венками, музыка. Настроение соответствующее, и тут яркая картинка».

Братские могилы оказались зажаты. С одной стороны новым районом, с другой — рестораном восточной кухни. К вечеру нам все-таки удалось попасть внутрь.

Евгения Альтфельд,корреспондент:
«Интерьер в восточном стиле, картины с изображением мечетей, орнаменты на колоннах – это кафе напротив Пискаревского мемориала проработало всего неделю».

Хоть ресторан открылся на законных основаниях, общественный напор оказался сильнее. Бизнесмены ушли. А значит, был создан важный прецедент. У самого большого братского захоронения в мире не может быть подобного соседства. Иначе на проспекте Непокоренных, напротив мемориала может появиться, скажем, новый жилой комплекс «Покоренная высота».

Реклама

Обсуждение