Cмотреть прямой эфир Сейчас в эфире:
  • 10:15
  • +3°
  • доллар 64,30
  • евро 69,41

Расскажите всем, что случилось

Пожалуйста, указывайте дату, время и место события, излагайте объективные факты. Вы можете приложить к тексту видео, фотографию или документ. Если вы хотите прислать чужое видео или фото — не забудьте указать ссылку на источник. Мы будем признательны, если вы укажете достоверную контактную информацию, чтобы мы могли связаться с вами и уточнить детали.

Приложите файл

Отправляя этот материал, вы соглашаетесь на передачу всех интеллектуальных прав согласно условиям.

Насилие в семье: возможно ли защититься?

624
Поделиться:

О необходимости закона против домашнего насилия говорят давно, но он так и не принят. История сестер Хачатурян, которые убили отца-насильника, заставила общество по-новому взглянуть на проблему. По данным ВОЗ, каждая третья женщина в мире хотя бы раз в жизни подвергалась насилию. В России о таких случаях сообщила каждая пятая опрошенная. Репортаж Евгении Альтфельд.

Это цитаты допроса сестер Хачатурян. Именно они в основе постановки. Страшный, провокационный спектакль, как и сама история девушек, которые не выдержали издевательств и убили отца-насильника.

Актрисы - в одинаковых черных кофтах, капюшоны так и не снимут. Они — безликие, образ каждой, пережившей насилие.

Это бесплатный показ. Атмосфера — как в зале судебного заседания, который не может вместить всех, кто хочет поддержать обвиняемых. «Три сестры», как первоначально и был назван перфоманс. Хотя жизнь страшнее любой театральной постановки.

Елена Павлова, режиссер: «"Три сестры" Чехова тогда повергло театр в шок, это был переворот и здесь это дело тоже совершает определенный переворот. Потому что много лет люди сидели и думали, что это нормально, когда в семье мужчина распускает руки. Когда отцы или деды — такое тоже бывает — насилуют дочерей и внучек».

Маргарита Грачева. Это имя знает вся страна, оно стало символом борьбы с домашним насилием. Муж отвез Риту в лес и после пыток топором отрубил кисти рук. Левую удалось спасти. На правой — бионический протез, незнакомые люди откликнулись на трагедию, 6 миллионов рублей на протез собрали в соцсетях всего за несколько дней. Она стала примером настоящего мужества, ведь после всего пережитого она улыбается, и даже пишет книгу. Хотя каждый день преодолевает себя, ведь даже такое простое движение, как взять салфетку, превращается в сложнейшую задачу.

Маргарита Грачева: «Да, это помощник, но это не рука. Я не могу детям подстричь ногти, мы для этого едем к моей маме, пуговички застегнуть. Я вернулась за руль, вожу».

Сейчас Рита в Петербурге, на реабилитации, но нашла время для встречи со своими подписчиками — их сотни тысяч. Со всей страны Маргарите пишут женщины, рассказывая свои истории, но есть те, кто критикует ее за смелость и «непохожесть на классическую жертву» — пережить кошмар, но после улыбаться, давать интервью, писать книгу и устраивать провокационные фотосессии. Но для самой Риты вынужденная публичность — шанс добиться принятия закона о домашнем насилии.

Маргарита Грачева: «В моем случае было за месяц заявление в полицию, когда никто ничего не сделал. И сейчас у меня идет это дело о халатности участкового. У нас нет никакой защиты, я боюсь, когда мой бывший муж выйдет, у нас нет ни браслетов, ни охраны ничего».

«Я не хотела умирать» — хеш-тэг акции в российских соцсетях. Известные блогеры выкладывают фото с имитированными синяками и ранами, чтобы добиться принятия закона, который есть в 146 странах мира. Кроме России.

Адвокат Галина Ибрянова говорит, в таких делах добиться наказания сложно: женщины боятся, забирают заявления — ведь живут с тиранами в одной квартире.

Галина Ибрянова, адвокат: «Ни система, ни специалисты не умеют работать с ситуацией длительного домашнего насилия, всерьез ее не рассматривал, нет методик для проведения экспертиз и нет стандартов. Верховный суд постановил, что попытка освободиться рассматривается как вынужденная оборона, но случаев в судебной практике таких нет».

Анна Полякова. Еще одна жертва домашнего насилия. Ее история подтверждает — система не работает. Гражданский муж много лет избивал ее, преследовал, в итоге — проломил Анне череп, красивая, жизнерадостная девушка стала инвалидом.

Ей нужна еще одна операция — вставить пластину на место раздробленной кости, под кожей — фактически открытый мозг. Казалось бы, ее мужа должны были сразу отдать под суд. Но Анна с трудом добилась уголовного дела, а приговор в итоге — всего 3 года заключения. И теперь они с мамой в страхе ждут окончания срока.

Марина Иванова: «Мы могли по полдня не выходить из дома, потому что он там стоял. Он Ане всегда говорил, если не со мной, ты не будешь ни с кем.  Ты знаешь, что я с тобой сделаю, и матери твоей не поздоровиться».

Петербургский кризисный центр для женщин. Каждый год сюда обращаются 6000 человек, то есть более полутора десятков в день! Еще 10 лет назад их было втрое меньше, и жаловались только тогда, когда наступала явная угроза жизни. Открытый разговор о домашнем насилии и громкие истории последних лет многое изменили.

Елена Болюбах, руководитель кризисного центра для женщин: «Раньше невозможно было представить обращение, когда женщина звонила и говорила: меня оскорбляет партнер, что мне делать? Сейчас они есть. Больше уверенности в том, что нельзя терпеть оскорбления, унижение».

Петербургские депутаты подготовили законопроект об упрощении развода в случае побоев, этой осенью его внесут на рассмотрение в Государственную Думу. Это может быть первым шагом к самому закону о противодействии домашнему насилию, о необходимости которого заявила спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко. 

Цитаты допроса сестер Хачатурян сухим прокурорским тоном. Сильнейший режиссерский ход, который вызывает шок. Хотя эта история расколола общество, режиссер говорит, многие пишут ей — нельзя защищать убийц. Но цель этой акции — поддержать так необходимый России закон о домашнем насилии. История трех сестер, которые стали жертвами не только собственного отца, но и самой системы. Новая российская драма, особый жанр, страшнее любого вымысла.

Реклама

Обсуждение