Cмотреть прямой эфир Сейчас в эфире:
  • 08:25
  • -3°
  • доллар 63,84
  • евро 70,69

Расскажите всем, что случилось

Пожалуйста, указывайте дату, время и место события, излагайте объективные факты. Вы можете приложить к тексту видео, фотографию или документ. Если вы хотите прислать чужое видео или фото — не забудьте указать ссылку на источник. Мы будем признательны, если вы укажете достоверную контактную информацию, чтобы мы могли связаться с вами и уточнить детали.

Приложите файл

Отправляя этот материал, вы соглашаетесь на передачу всех интеллектуальных прав согласно условиям.

Дина Рубина: Нарисовать многоцветный многоголосый мир — писательская амбиция

551
Поделиться:

Лауреат премии «Большая книга», писатель Дина Рубина представляет свой новый роман из трилогии «Наполеонов обоз». О том, как рождается книга, Дина Рубина рассказала в эксклюзивном интервью «Культурной эволюции».

Дина Рубина,писатель:

«Я, вообще, человек тоскующий по средней России, я родилась в Ташкенте, совершенно другая флора и фауна, совершенно другие лица и люди. Когда я попадала на дачу к своим знакомым, в какой-то маленький городок, мне все было странно, мне все было удивительно.

И я ужасно скучала по всему этому, и очень хотела это описать. Я искала этот городок. И вдруг я получила письмо от журналиста Николая Павловича Алексеева, он мне написал: «Вы вроде бы ищете какой-то городок, как я прочел в вашем интервью. А знаете городок  Вязники? Я там родился. А вот песню «В городском саду играет духовой оркестр», это про Вязники, там родился поэт Фатьянов… Хотите приехать?» Я сказала: «Конечно, хочу!». И дальше началась работа, потому что человек не может сесть и написать о своем детстве. Его надо спросить: какие полы были в школе: липа или сосна? То есть человека надо постепенно раскупоривать.

Я люблю большие пространства воздуха, текста, времени. Потом я всегда заворожена историей рода. Не важно, какого. Советская власть нанесла гигантский вред вот этой цепочке поколений. Люди помнили, кто был прадед, он жил в том же доме. Они жили вот так из века в век. 

Я люблю шагнуть туда, дальше, заглянуть по бокам, мне это было важно. Потом дополнительные темы, то, что мы называем в музыке «обертон», дает некий объем. Получается не плоскостная картина. Ведь это же не живопись. Это литература. Это выстроенные буквочки  в одну скучную линию. Линия дальше в строку, а строка в абзац. И как из этой плоскостной среды вырваться  в воздух? Это уже какая-то писательская амбиция — нарисовать мир, который будет полным, многоголосным, многоцветным».



 

Реклама

Обсуждение