Cмотреть прямой эфир Сейчас в эфире:
  • 15:00
  • +30°
  • доллар 59,95
  • евро 60,89

Расскажите всем, что случилось

Пожалуйста, указывайте дату, время и место события, излагайте объективные факты. Вы можете приложить к тексту видео, фотографию или документ. Если вы хотите прислать чужое видео или фото — не забудьте указать ссылку на источник. Мы будем признательны, если вы укажете достоверную контактную информацию, чтобы мы могли связаться с вами и уточнить детали.

Приложите файл

Отправляя этот материал, вы соглашаетесь на передачу всех интеллектуальных прав согласно условиям.

«Братья Морозовы. Великие русские коллекционеры»: история полотен

675
Поделиться:
АЛЕКСАНДРА МЫМРИНА, корреспондент:
«Такая выставка могла случиться только в нашем музее», — любит говорить директор Эрмитажа Михаил Пиотровский, открывая самые разные экспозиции. Но сейчас в этом нет ни капли преувеличения: в большой анфиладе Главного штаба воссоединились шедевры из знаменитой коллекции братьев Морозовых».

Моне, Ван Гог, Ренуар, Пикассо, Сезанн, Тулуз-Лотрек. Что не имя на выставке — магнит для зрителей. Открытие примагнитило, кажется, весь культурно-светский Петербург. Каждое полотно здесь — мечта любого музея. Но это сегодня. 

Участь коллекционеров — их прозорливость и внутреннюю свободу нередко по достоинству смогут оценить лишь будущие поколения.

Михаил Пиотровский, генеральный директор Государственного Эрмитажа:
«Конечно, нужно было быть смелым в России, во Франции этих художников знали, может, не так ценились, как сегодня, и в таком количестве не покупались. Эти покупали, как полагается русскому купцу — 40 за раз картин. Это были очень прозорливые люди, они знали, что такое настоящий риск! Что это будет не стоить в деньгах, а что это будет в будущем. Недаром, Щукин себя заставлял смотреть на Пикассо, он понимал, что это вещь, что надо, но глаз ещё не воспринимал».
ОЛЬГА ЛЕОНТЬЕВА, куратор выставки, младший научный сотрудник отдела западноевропейского изобразительного искусства Государственного Эрмитажа:
«Пушкинский музей дал нам 31 шедевр, не побоюсь этого звучного слово, потому как это действительно одни из лучших произведений в коллекции Морозовых. Это и «Девочка на шаре Пикассо», и «Марокканский триптих» Матисса, замечательные Сезанны и Гогены».

Эта коллекция — история обеспеченной смелости двух увлечённых собирателей, в которой отразилась и история всей страны. Перед Первой Мировой Иван Морозов — один из главных коллекционеров Европы. С приходом советской власти терпит разорение и унижение, его собрание национализируется, а затем распределяется между Пушкинским музеем и Эрмитажем в 48-м году накануне 70-летия Иосифа Сталина.

АЛЬБЕРТ КОСТЕНЕВИЧ, куратор выставки, главный научный сотрудник отдела западноевропейского изобразительного Эрмитажа:
«Готовились Пушкинский музей вообще закрыть и превратить в музей подарков Сталину. Приехал в Москву Орбели, директор Эрмитажа, сказал: «Мы возьмём всё, что вы нам отдадите». Он ни на что не претендовал, но для руководства Пушкинского музея держать Пикассо и Матисса в те времена было очень даже непросто, поэтому все большие Матиссы, кубинистические Пикассо уехали в Эрмитажа и сохранялись у нас в запасниках».

Параллельно с «морозовской» выставкой в Эрмитаже в Москве воссоединились другие легенды — шедевры из коллекции ещё одного большого покровителя искусств Сергея Щукина. Главные музеи страны поют песню не безумству, а безудержности собирателей, без которых их коллекции сегодня были бы бледнее.
 

Реклама

Обсуждение