Cмотреть прямой эфир Сейчас в эфире:
  • 08:42
  • +17°
  • доллар 62,52
  • евро 71,23

Расскажите всем, что случилось

Пожалуйста, указывайте дату, время и место события, излагайте объективные факты. Вы можете приложить к тексту видео, фотографию или документ. Если вы хотите прислать чужое видео или фото — не забудьте указать ссылку на источник. Мы будем признательны, если вы укажете достоверную контактную информацию, чтобы мы могли связаться с вами и уточнить детали.

Приложите файл

Отправляя этот материал, вы соглашаетесь на передачу всех интеллектуальных прав согласно условиям.

Гедиминас Таранда о Галине Улановой, Юрии Григоровиче и своей первой главной роли

550
Поделиться:

Русский имперский балет 14 июня начинает свои гастроли в Петербурге.  Его  художественный руководитель, прославленный танцовщик  Гедиминас Таранда в эксклюзивном интервью «Культурной Эволюции» рассказал о своей удивительной карьере, работе с Галиной Улановой, Юрием Григоровичем и невероятном дебюте в Большом театре.  

Гедиминас Таранда,руководитель Русского имперского балета:

«Я вообще из семьи военных. Занимался спортом, греблей, борьбой, футболом. Когда я пошел в балет, вся семья собралась. Деды приехали все. Все говорили: «Ты что, с ума сошел? Ты должен, как отец, быть военным. И мой дед говорит: «Знаете, что в нашей семье витает дух Улановой?» На заводе было принято приезжать с программой, концертными выступлениями. И вот программа была, где участвовала Уланова. Он подошел и спросил: «Разрешите с вами, Галина Сергеевна, станцевать тур вальса?» И он станцевал. Весь завод аплодировал. И когда я репетировал «Золотой век», мы много разговаривали с Галиной Сергеевной. И я ей сказал: «Я же в балет попал из-за вас». И рассказал эту историю. Она смеялась, хохотала: «Я выступала на заводах много. Эх, жалко, что не запомнила твоего деда в лицо».

Ничего лучше в моей жизни не было, чем работа с Григоровичем. Это самые лучшие годы. Он настраивал артиста на творческую струну. Он был потрясающий настройщик! И если ты как медиум находился на его стороне, все становились одним целым. Ты этим жил.  Я просто помню каждую репетицию. Он гениально показывал. Гениально! Мы понимали друг друга. Когда он подходит к мальчишке и говорит: «Как тебе вот эта часть Ромео и Джульетты?» И я говорю: «Юрий Николаевич, на мой взгляд, здесь вот это, это не так». Я, мальчишка, мог такое сказать шефу. Это невозможно представить. И он мне потом говорит: «Завтра переделываем эту сцену». 

Я вот пришел и через неделю танцевал Тореадора в «Дон Кихоте». А это благодаря моему педагогу, Симачеву Анатолию Романовичу. Все уехали на гастроли, остался один состав. А он подготовил меня в школе к этой роли. И он говорит: «Таранда, завтра будешь танцевать Тореадора. Я же с тобой все выучил». И говорит директору театра: «У меня опухло колено». Он в ответ: «У нас не отменяются спектакли». «Ну есть один вариант – Таранда. Я с ним сделал это в школе». «Таранда? Вот этот клоун!» А я ведь до этого упал на сцене. «Смотри, если он провалится, вместе кладете заявление на стол». И вот так состоялся мой дебют.   Говорят, что крышу сносит. Но у Григоровича крыша не слетает. Я помню, мы приехали из Мексики, танцевал «Раймонду», танцевал неважно. И он подходит ко мне и говорит: «Таранда, представляешь, ты танцевал сегодня последний раз в жизни?  Ты как жить будешь? Ты еле крутил! Там пожалел себя, сфилонил. Через пять дней  я пришел в себя, акклиматизировался и дал такой спектакль! Он подошел и сказал: «Вот это другое дело! Умирай на сцене». Вот это было здорово!»

Реклама

Обсуждение