Cмотреть прямой эфир Сейчас в эфире:
  • 03:40
  • +19°
  • доллар 64,33
  • евро 72,22

Расскажите всем, что случилось

Пожалуйста, указывайте дату, время и место события, излагайте объективные факты. Вы можете приложить к тексту видео, фотографию или документ. Если вы хотите прислать чужое видео или фото — не забудьте указать ссылку на источник. Мы будем признательны, если вы укажете достоверную контактную информацию, чтобы мы могли связаться с вами и уточнить детали.

Приложите файл

Отправляя этот материал, вы соглашаетесь на передачу всех интеллектуальных прав согласно условиям.

Борис Титов: Потенциал есть, сегодня необходимо его реализовать. Интервью

477
Поделиться:

Традиционное ежегодное интервью на ПМЭФ с  уполномоченным при президенте России по правам предпринимателей.

— У нас уже сложилась такая традиция, каждый год на Экономическом форуме мы с вами берём интервью для телеканала «Санкт-Петербург». И первый вопрос – больше позитива и какой-то надежды у вас стало?

Борис Титов, уполномоченный при президенте России по правам предпринимателей: «Я пока не могу быть оптимистом. По крайней мере, мой оптимизм не был подтверждён никакими событиями за прошедший год. К сожалению, видим, что по-прежнему и количество уголовных дел возбуждается достаточно большое, и в общем бизнес чувствует себя незащищённым. Например, больше 60% заявило о том, что административное давление только увеличилось за прошлый год».

— Год назад вы были более оптимистичными. Вы говорили, что есть понимание и на местах, и в центре, что не будет малого и среднего бизнеса – не будет ничего.

— Вы видите, весь этот год нефть росла. А у нас каждый раз одно и то же. Как нефть начинает расти, все сразу забывают, что надо реформировать экономику, решать структурные проблемы, развивать бизнес. У нас рекорд профицита бюджета. У нас резервы растут, почти восстановились до уровня 2008 года. Государство стало богатым. Только проблема одна – почти 70% предпринимателей заявили, что они продолжают быть в кризисе с 2014 года. И экономическая ситуация для них слишком тяжелая. И главное – реальные доходы населения не растут.

— Самый вопиющий факт, самые острые проблемы, о которых хочется вам, буквально, прокричать?

— Прежде всего, мы чувствуем и уголовное давление, которое по-прежнему сегодня остаётся высоким. И, конечно, ситуация с Майклом Калви и его партнёрами.

— Кудрин сказал, что чуть ли не в 1,5 раза вырос отток капитала после этого дела

— Я не могу сказать, что это только из-за Калви. Это касается всей ситуации экономической в России. Кроме Калви, есть достаточно большое количество дел, где мы 100% уверены, провели экспертизу, юридическую экспертизу, что бизнес не виноват.

— Хорошо. Вот скажите. Президент это понимает, неоднократно подчёркивал в своих посланиях и обращениях, интервью. Вы это понимаете. Но почему, когда мы опускаемся чуть ниже, начинаются эти проблемы? Это что – перегибы на местах? Жажда забрать? Отжать бизнес?

— У нас государство стало очень большим. Это касается и административных органов, и правоохранительных органов. Конечно, такое большое количество людей – им надо себя занимать. И у них есть оправдания. Это бывает коррупционная история, когда отбирают собственность по заказу какому-то. Но чаще всего это даже не так. Часто честь мундира. Кажется, что бизнес у нас в 90-е годы показал себя вороватым, не очень честным, они по-прежнему все такие. Иногда бывает идеологическое что-то, многие считают, не нужна нам рыночная экономика.

— Но надо же донести понятные, абсолютные истины: не будет малого и среднего бизнеса – не будет ничего.

— Весь мир это понимает. Но, к сожалению, правоохранители очень далеки от вопросов роста экономики, как зарабатывать для страны, как создавать добавленную стоимость, благосостояние. Но среди всех проблем, которые стоят перед бизнесом, это где-то к концу первого десятка. На первом месте – это кризис, который сегодня есть. Легче завезти китайские или даже европейские продукты и продать здесь, получив свою маленькую маржу на посреднических услугах, чем здесь производить. Не бывает роста экономики и поднятия НДС. Не бывает роста экономики и двузначного роста стоимости электроэнергии. А ещё не бывает роста экономики и такой высокой процентной ставки, которая выше, чем уровень инфляции. Нельзя так. Мы сжимаем экономику, мы не даём ей дышать.

— Итак, самые больные и острейшие проблемы для бизнеса. Уголовное преследование, высокие тарифы, невыгодная ситуация для того, чтобы заниматься бизнесом.

— На первом месте стоит даже не это. На первом месте – неопределённость экономической ситуации. Никто не знает, что будет.

— У вас не такого ощущения, что вы боретесь с ветряными мельницами?

— Надежда умирает последней. Мы никогда не оставим этих усилий. Мы знаем, что у России огромный потенциал роста, мы это тоже изучили в рамках тех макроэкономических исследований, которые делаем. Потенциал есть. Сегодня необходимо его реализовать. К сожалению, политика, которая была эффективна 10-15 лет назад, политика антикризисная, которую реализовывало правительство, сжимая финансы, сжимая всю экономику, сегодня не работает.

— Мы задаём всем нашим спикерам такой вопрос: если бы у вас был свободный миллиард долларов, свободный для инвестиций, касаемо Петербурга – в Петербурге вы бы куда вложили?

— Реконструкция центра города. Не фасадов, а тех зданий, которые уже давно требуют реконструкции. Сегодня не представляют никакого инвестиционного интереса, стоят  очень дёшево, потому что они находятся в таком состоянии. Но стоит их только отремонтировать, восстановить и сделать их привлекательными для жизни и для города, это стоит совершенно других денег. Это и бизнес, и социальный, культурный проект для города и для всей страны.

Реклама

Обсуждение