Cмотреть прямой эфир Сейчас в эфире:
  • 09:55
  • +27°
  • доллар 63,97
  • евро 71,63

Расскажите всем, что случилось

Пожалуйста, указывайте дату, время и место события, излагайте объективные факты. Вы можете приложить к тексту видео, фотографию или документ. Если вы хотите прислать чужое видео или фото — не забудьте указать ссылку на источник. Мы будем признательны, если вы укажете достоверную контактную информацию, чтобы мы могли связаться с вами и уточнить детали.

Приложите файл

Отправляя этот материал, вы соглашаетесь на передачу всех интеллектуальных прав согласно условиям.

Генрик Ибсен в мессенджере. «Кукольный дом» в постановке цюрихского Шаушпильхауса

409
Поделиться:

«Нора, или Кукольный дом», наверно, самая популярная пьеса Ибсена. Ее ставят по всему миру почти 150 лет. Потому, когда молодой, но уже известный своими спектаклями Тимофей  Кулябин выбрал именно это произведение для постановки в цюрихском театре Шаушпильхаус, многие удивились: что еще можно увидеть в этом, казалось, уже заезженном до предела материале?

Ведь история борьбы женщин за свои права в XXI веке уже не выглядит актуальной. Но для Кулябина стало важнее не «что», а «как». Герои этой «Норы» общаются в основном в виртуальном пространстве: с помощью смс и сообщений в мессенджерах. 

Категорически поменяв «как», Кулябин так же категорически не меняет «что». Конечно, появляются новые места действия и добавляются новые герои, но сюжетная канва «Кукольного дома» сохранена вплоть до деталей. Нора скрывает от своего мужа, директора банка, что взяла кредит, когда тот был болен. Ее шантажирует адвокат Крогстад.

Персонажи действительно общаются между собой фразами, которые написал Ибсен. Но при этом не расстаются с телефоном ни в офисе, ни у детской кроватки. Герои вводят сообщения, исправляют, стирают и снова набирают. Кажется, невозможно еще более наглядно показать разницу между тем, что люди думают, тем, что они пишут, и как поступают.

Вот так возникает метафора отчужденности и лживости во взаимоотношениях, которая в итоге и приведет к развалу семьи.

Лиза-Катрина Майер,актриса: 
«Я тоже много общаюсь со своими друзьями и знакомыми посредством сообщений в мессенджерах. В таком способе общения есть большой риск недопонимания. И благодаря этому спектаклю я поняла степень этой опасности, потому что, когда мы читаем сообщение, мы не видим, в каком состоянии и при каких обстоятельствах человек его набирал. Может быть, он зол, может, огорчен, а может быть, он в хорошем настроении. Мы не видим человека. И интерпретация его слов остается исключительно в нашей компетенции». 

Одни критики называли  такое обнуление классического ибсеновского текста «выстрелом в собственное колено», другие — «талантливым экспериментом». Такая палитра мнений неудивительна, ведь постановка получилась настолько головокружительной, что равнодушно к этому спектаклю отнестись просто невозможно.

Реклама

Обсуждение