Cмотреть прямой эфир Сейчас в эфире:
  • 10:55
  • -1°
  • доллар 63,56
  • евро 70,45

Расскажите всем, что случилось

Пожалуйста, указывайте дату, время и место события, излагайте объективные факты. Вы можете приложить к тексту видео, фотографию или документ. Если вы хотите прислать чужое видео или фото — не забудьте указать ссылку на источник. Мы будем признательны, если вы укажете достоверную контактную информацию, чтобы мы могли связаться с вами и уточнить детали.

Приложите файл

Отправляя этот материал, вы соглашаетесь на передачу всех интеллектуальных прав согласно условиям.

Как восстанавливали Ленинград после войны и блокады

24162
Поделиться:

Репортаж Андрея Фёдорова.

Андрей Федоров, корреспондент: «Отсчитать девять окон справа и мысленно убрать четвертый надстроенный этаж. Только так сейчас можно вычислить бывшее здание Английского клуба. До блокады это был отдельный особняк по адресу Дворцовая набережная, 16. Но упавшая на соседнее здание бомба полностью изменила его вид. После войны три дома объединили в один.  Хотя внутри они до сих пор совершенно разные».

По воспоминаниям очевидцев, трагедия произошла 8 сентября 1941 года. В первый день массированных авианалетов на Ленинград.

Разрушенный дом перестроили полностью и на лестнице, кроме вида на Петропавловскую крепость, ничего особенного — обычная застройка 1950-х. О богатой истории места напоминает парадная уцелевшего здания, где сейчас ведется реставрация. Этому декору почти 300 лет.

Мария Галина, скульптор: «Там наверху были игральные комнаты, сейчас это жилые квартиры и в них потолок в виде карточных мастей. То есть здесь масть бубни, а там крести. Они еще сохранились, можно посмотреть. А внизу рассказывали, что был первый в России деревянный боулинг. Да, такое элитное место».

Все это сейчас скрывается за фасадом, выполненном в стиле сталинского ампира, а до разрушения это была эклектика. И тогда набережная выглядела совершенно по-другому.

Андрей Федоров, корреспондент: «"Фашистские поджигатели сбрасывают сотни зажигательных бомб. Но город не горит, а отдельные пожары быстро ликвидируются. Город словно сделан из особого огнестойкого материала". Так писала Ленинградская правда 14 сентября. Последняя фраза в этой заметке, скорее всего, метафора, но лишь отчасти».

Ленинград горел. Но не так сильно, как рассчитывали фашисты. Отпор давала система ПВО. Памятники укрепляли или закапывали в землю. Золотые купола маскировали сеткой и зеленой краской.  На крышах жилых домов дежурили группы самозащиты.

Владимир Бараков, экскурсовод: «Эти бомбы попадали сюда, прошивая железо насквозь, у них ударной силы хватало. И они должны были в считанные секунды схватить щипцами эти бомбы и поместить их в чан с водой или песком. Но от воды потом пришлось отказаться, потому что она моментально выкипала. Бомба разогревалась до 300 градусов по Цельсию».

Гораздо сложнее было уберечь здания от больших фугасных бомб. Они буквально изрешетили центр города. Согласно официальным отчетам, к сентябрю 1942 года 200 из 300 городских памятников имели повреждения. От авианалетов пострадали доминанты: Мариинский театр, Дом Адамини на Набережной Мойки, Дом Энгельгардта, Гостиный двор и сотни других. Большинству после войны вернули прежний облик. Но были и исключения. Например, набережная Фонтанки 32. Найдите 5 отличий.

Литературный дом на Невском изменил не только стиль, но и предназначение.

Павел Платонов, искусствовед: «Здесь была совершенно рядовая застройка. А с учетом того, что здесь находится и шедевр архитектурного зодчества — Дворец Белосельских – Белозерских — и хотелось построить что-то соответствующее. А, во-вторых, здание строилось под куйбышевский райисполком. И должно было иметь соответствующий вид — официальный. Отсюда и скульптуры на фасаде».

Андрей Федоров, корреспондент: «Один из самых наглядных примеров — здание в Кирпичном переулке. Сейчас здесь расположена станция метро фиолетовой ветки — Адмиралтейская. А ведь раньше это был жилой дом, которому авиабомба срезала угол.  Таким он остался до сегодняшних дней».

Перестраивались и целые улицы. С сотрудником комитета по охране памятников истории Юлией Бахаревой мы стоим сквере, которого до блокады не было, а два дома прижимались друг к другу.  Но при восстановлении Суворовского проспекта архитекторы решили расширить пространство и перенесли разрушенный авиабомбой дом на несколько десятков метров.

Юлия Бахарева, специалист КГИОП: «Само здание могло не иметь особой ценности, но если оно входило в окружение какого-то значимого архитектурного сооружения или ансамбля, то сохранение этой среды было очень важно. В этом случае здание восстанавливалось один в один или на тот исторический период. А те здания, которые не представляли исторической ценности, они создавались в стилистике времени».

Однако были варианты, когда здания и вовсе исчезали. Вместо них появлялось что-то другое. Разобрали знаменитый Дом-сказку на улице Декабристов. А  с Литейного проспекта в 1978-м исчез разрушенный доходный дом архитектора Эдуарда Шмидта.

Андрей Федоров, корреспондент: «Короткие выдержки из газетного репортажа того времени: "Валить высоченную стену решили ночью, когда на Литейном стихает транспортное движение. Операцию проводила бригада "Ленжилуправления", которой руководит мастер С.П Калинин. Утром изумленные прохожие останавливались возле этой груды кирпичей. Стоял вчера дом и нет его". Кстати, в этом же материале говорится, что здание-близнец возведут в ближайшее время, но что-то пошло не так».

На этих кадрах хроники самые масштабные разрушения во время блокады. Петергоф и Царское село были уничтожены полностью. Немцы оставили лишь скелеты зданий. На восстановление шедевров искусства потребовалось несколько десятилетий.

Раиса Слепушина — одна из тех, кто посвятил этому всю жизнь. Она восстанавливала потолки, двери и печи, но самая главная работа — Китайская гостиная. Уникальную живопись на шелке воссоздала по собственной технологии.

Раиса Слепушкина, художник-реставратор: «Да простая, примитивная даже. Все гениальное просто. На весу, как на пяльцах растягиваешь и делаешь. Краской берешь и растаскиваешь. Так получилась вода».

Многочисленные китайские туристы качество проделанной работы оценили. От оригинала полотна не отличить.  А ведь сразу после войны дворец предлагали не восстанавливать и оставить как памятник.

Наталья Кудрявцева, заместитель директора музея-заповедника «Царское село» по реставрации: «Рассматривался и такой вариант. Но от него отказались сразу. Ведь это не какая-то древняя Греция, которая отстает от нас на 2000 лет. А это наша живая история. Это был бы памятник нашему поражению, мы бы не смогли говорить, что мы победили, если бы мы оставили в том виде, в котором нам досталось».

Все мы помним о героизме во время блокады. Но восстановление  после войны — это не меньший подвиг, с которым справились архитекторы и реставраторы. Именно они вернули городу блеск и величие.

Реклама

Обсуждение