Cмотреть прямой эфир Сейчас в эфире:
  • 22:46
  • доллар 62,55
  • евро 69,86

Расскажите всем, что случилось

Пожалуйста, указывайте дату, время и место события, излагайте объективные факты. Вы можете приложить к тексту видео, фотографию или документ. Если вы хотите прислать чужое видео или фото — не забудьте указать ссылку на источник. Мы будем признательны, если вы укажете достоверную контактную информацию, чтобы мы могли связаться с вами и уточнить детали.

Приложите файл

Отправляя этот материал, вы соглашаетесь на передачу всех интеллектуальных прав согласно условиям.

Елизавета Боярская в роли Марины Цветаевой на сцене Филармонии

655
Поделиться:

Не все, что выходило из-под пера поэтов и писателей, предназначено для того, чтобы стать оперой, балетом или мюзиклом. Например, их личные письма. Правда, с некоторых пор и в это частное пространство стали вторгаться композиторы – вспомним оперы по письмам Ван-Гога и дневникам Франца Кафки. 

Новый род взаимоотношения писем поэта и фантазий музыканта попытались выстроить в Малом зале Филармонии Елизавета Боярская и Анатолий Белый, соединив переписку Марины Цветаевой и Бориса Пастернака с музыкой.

Елизавета Боярская,заслуженная артистка России: 

«Мне кажется, это был особенный человек, существо в ее жизни. Если бы роман был более, чем эпистолярный, он бы в ее жизни не случился. Он был бы не нужен ни ей, ни ему. Прекрасные строки она в конце спектакля произносит, в 35-м году она говорит: «Не люблю встреч в жизни – сшибаются лбом. Да и не суждено, чтобы сильный с сильным». Вот это очень емко и точно.

Они настолько были полноценны в своих письмах. Могли любить, ненавидеть, ревновать, требовать, испытывать очень нежную любовь. Они боготворили, обожали друг друга именно в той сфере, которая вне быта, вне проблем, вне эмиграции, вне конъюнктуры советской, вне всего. И они возвращали свои отношения в ту орбиту, для которой они предназначены и поцелованы Богом».



 

Реклама

Обсуждение