Cмотреть прямой эфир Сейчас в эфире:
  • 20:53
  • +1°
  • доллар 62,55
  • евро 69,86

Расскажите всем, что случилось

Пожалуйста, указывайте дату, время и место события, излагайте объективные факты. Вы можете приложить к тексту видео, фотографию или документ. Если вы хотите прислать чужое видео или фото — не забудьте указать ссылку на источник. Мы будем признательны, если вы укажете достоверную контактную информацию, чтобы мы могли связаться с вами и уточнить детали.

Приложите файл

Отправляя этот материал, вы соглашаетесь на передачу всех интеллектуальных прав согласно условиям.

Линогравюры Соломона Юдовина о блокаде в Строгановском дворце

581
Поделиться:

Иногда, правда, слово должно уступить силе зрительного образа. И хотя все помнят, что в блокадные 900 дней музы не молчали, важно не забывать, что не молчали они тоже по-разному. В Строгановском дворце открылась выставка блокадной графики Соломона Юдовина.

«У печки», «За водой», «Уборка снега во дворе», «После бомбежки» – простые и короткие названия отражают лаконичность графики Соломона Юдовина. День за днем он фиксировал первую блокадную зиму.

Город, скованный кольцом осады и холодом, словно превратившийся в клетку. Люди,  сгорбленные от навалившийся беды, неужели это на самом деле? Графика Юдовина документально точна. Рисунки, созданные в блокадном Ленинграде, Юдовин дорабатывал уже в эвакуации в Ярославской области, делая на их основе эскизы к линогравюрам, а сами линогравюры печатал в 1946-м, после возвращения в Ленинград.

18 линогравюр блокадной серии Юдовина вошли в альбом «Ленинград во время Великой Отечественной войны», изданный в 1947 году и переизданный в 1969-м. А здесь, на выставке, можно проследить путь от рисунка к гравюре, процесс кристаллизации образа. Впервые блокадная серия Юдовина выставляется в столь полном объеме. Листы, хранящиеся в Русском музее, объединены с работами из  большой частной коллекции. Оставшаяся в семье художника часть блокадной серии в свое время оказалась в Германии, а теперь снова вернулась в Петербург.

Юдовин, запечатлевший Ленинград в его первую блокадную зиму, оставил образы почти иконографические: строгость линий, скорбность силуэтов, сдержанность эмоций. Его гравюры возвращают нас к теме, по-прежнему не проговоренной. 

Шеренгами защитников, вереницами военной техники, скорбными одинокими фигурами блокада прячется в лабиринтах нашей памяти. Нам никогда не понять и до конца не представить. Страшно.

Реклама

Обсуждение