Cмотреть прямой эфир Сейчас в эфире:
  • 01:52
  • -3°
  • доллар 64,49
  • евро 72,92

Расскажите всем, что случилось

Пожалуйста, указывайте дату, время и место события, излагайте объективные факты. Вы можете приложить к тексту видео, фотографию или документ. Если вы хотите прислать чужое видео или фото — не забудьте указать ссылку на источник. Мы будем признательны, если вы укажете достоверную контактную информацию, чтобы мы могли связаться с вами и уточнить детали.

Приложите файл

Отправляя этот материал, вы соглашаетесь на передачу всех интеллектуальных прав согласно условиям.

Михаил Пиотровский. Слово года, музей блокады, ЧМ-2018, выборы. Интервью «Пульс города»

448
Поделиться:

Юрий Зинчук: «Михаил Борисович, мы подводим итоги года. Первый вопрос. Есть такая лингвистическая практика – слово года. Слово года, которое во многом определяло те смыслы, повестку, которая существовала в этом году. Слово года для Пиотровского».

Михаил Пиотровский, директор Государственного Эрмитажа: «Ну у меня слов достаточном много. В прошлом году главным словом было "селфи", теперь мировое слово – "токсичность". Я думаю, для меня главное слово – всё равно "музей". А второе слово – русская православная церковь. Как в масштабе большом, российском. С другой стороны, у нас есть целая история музейная и церковная. Есть Александро-Невская лавра и Музей городской скульптуры. Надо найти компромисс. И пока ненужные переживания вокруг Исаакиевского собора. Пока идёт всё так, как всегда было. Надо так, чтобы не переходило в никакие обострения».

— Почему эта проблема существует? Вы её даже обозначили на Совете по культурному наследию, даже задали этот вопрос президенту. Неужели всё так серьёзно?

— На прошлом Совете по культуре президент в ответ на разговоры, что законодательство преследует, сказал, что законы надо соблюдать, а если они плохие, их надо менять.  В рамках этой работы Союз музеев создал стратегию развития музеев России на ближайшие 10-15 лет. Эту стратегию я официально вручил президенту и изложил устно некоторые принципы, среди которых есть принцип неделимости музейных коллекций, защиты музеев как учреждений. Они не должны исчезать по системе оптимизаций, доходности и т.д. Даже если музей недоходный, даже если в него мало народа ходит, это, как церковь, он должен существовать. И я назвал проблемы, которые в защите музеев нас волнуют. Потому что Музей городской скульптуры – особое петербургское явление, он должен сохраняться, и мы найдём решение, компромиссы. Музей блокады – нужно чтобы сохранился Соляной городок. Есть идея создания архипелага блокады. Это памятные места. Там, где стены хранят память.

— И этот будущий музей блокады – он не должен размещаться в четырёх стенах. Это и Соляной городок, и новый музей. Но мы понимаем, что это не рядовой музей для города, пережившего страшную гуманитарную катастрофу. Ваше видение – что вы защищаете? Какую концепцию? Каким должен быть в 21 веке музей блокады Ленинграда?

— Мы должны смотреть на это исторически. И понять, что такое блокада. Мы не очень понимаем, когда спорим, как её отметить. Не знаем, как отмечать. Время прошло, за это время происходило многое. Напомню. После победы про блокаду долго не упоминали. Так же, как и про победу. Возвышение идеи блокады было преступлением, за которое расстреливали людей, которые шли по «ленинградскому делу». Музей блокады был закрыт. Это уже целая история осмысления, в результате которой у всех, у каждого разные представления о блокаде. Что это? Военная операция? Концлагерь, из которого нельзя было выйти, и никто не давал выйти, ни те, кто снаружи, ни те, кто внутри? В каком ряду стоит блокада? Это всё нам нужно осмыслить и осмыслить в дискуссиях. Для этих дискуссий может быть музей блокады. Самое важное, что будет внутри. У нас есть достаточно возможностей устроить, не боясь никаких слов. Нельзя задавать вопрос "а может надо было сдать город…" в день блокады. Но вообще этот вопрос задавать надо. Ясно, что его нельзя сдавать. Честь нельзя терять. Но вопросы чести надо обсуждать, чтобы быть уверенным, что ты на правильном пути. На самом деле, то, что правильного музея блокады, которому потрясался бы мир, у нас до сих пор нет, это наш общий позор. Общий позор каждого петербуржца. Теперь есть возможность этот позор исправить. Давайте попробуем.

— Самое главное событие для вас в этом году.

— Вы хотите, чтобы я сказал Чемпионат мира по футболу? Он будет для меня событием, которое изменило жизнь Петербурга, если, наконец, все массовые мероприятия спортивно-прыгающего типа переедут на стадион.

— Ваш девиз и главная задача на 2019 год?

— Самое главное – сделать более «живым» Главный штаб. У нас удивительная ситуация для мировых музеев. Мы столько понастроили, что есть возможность делать постоянные экспозиции, менять их, размышлять – есть свободное место. Есть задача лучше построить всю экспозицию с тем, чтобы она была удобная для посетителей. Тогда мы 5 миллионов можем принимать спокойно.

— Что бы вы пожелали Петербургу, посетителям Эрмитажа, всем нам?

— У нас в будущем году будет выборная кампания. Мы должны её использовать максимально на пользу города и культуре. Ведь это то время, когда можно сказать своё слово, попросить – тебе помогут. Я думаю, что мы должны правильно использовать это время.

Реклама

Обсуждение