Cмотреть прямой эфир Сейчас в эфире:
  • 09:25
  • +12°
  • доллар 64,67
  • евро 72,11

Расскажите всем, что случилось

Пожалуйста, указывайте дату, время и место события, излагайте объективные факты. Вы можете приложить к тексту видео, фотографию или документ. Если вы хотите прислать чужое видео или фото — не забудьте указать ссылку на источник. Мы будем признательны, если вы укажете достоверную контактную информацию, чтобы мы могли связаться с вами и уточнить детали.

Приложите файл

Отправляя этот материал, вы соглашаетесь на передачу всех интеллектуальных прав согласно условиям.

Школа: семейные ценности, половое воспитание и гендерные роли

480
Поделиться:

Петербургские родители обсуждают резонансную лекцию священника Илии Шугаева. Речь шла о семейных ценностях, в частности, о том, как выбирать жену или мужа. И о том, какими должны быть настоящие мужчина и женщина. «Пульс города» решил узнать мнение учителей, нужны ли такие разговоры в школе, и как в целом сейчас воспитывают мальчиков и девочек. Оказалось, уроков труда, которые проходил каждый советский ребенок, теперь нет.

В этой семье 5 дочерей и один сын. Семен рос в женском коллективе и в какой-то момент родители заметили: что-то не так.

Отец многодетного семейства допоздна на работе. Но и в школе у Семена нет возможности  получать мужское воспитание, встать за токарный станок, например. К удивлению его мамы, с уроков труда он приносит соломенных кукол или шитье.

— Они шьют все вместе, нет такого, что мальчики плотничают, как это было в СССР. У нас мальчик учился только шить, вязать, вышивать. Короче, мальчик делает куколок, к сожалению, в наше время. Он даже не представляет, что такое токарный станок. Только папа его может научить, больше никто.

В советское время уроки труда были строго раздельными, мальчики учились быть мужчинами на все руки, девочки — образцовыми хозяюшками. Теперь предмет один, общий для всех — с размытым названием  «технология». И в каждой школе его трактуют по-своему.

В этой школе вообще нет ни столярных, ни токарных мастерских. Решили, если родители хотят, чтобы мальчик умел работать руками, пусть учат сами или отдают в училище. На уроках предлагается наравне с девочками изучать шитье, кулинарию и даже дизайн интерьера.

Дмитрий Метельский, 8 «Б»: «Мне кажется, очень важно мужчинам освоить шитье. Всё-таки, это нужно, поскольку иногда приходится что-то сшивать и, скажем так, ремонтировать. Именно мне очень нравится кузнечное дело. Мне кажется, этим очень интересно заниматься, и я бы хотел это освоить».

А это уже другой подход. Мальчики стругают, в соседнем классе — девочки готовят фруктовый салат.

Но каждый ребенок может выбрать профиль — вне зависимости от пола. Правда, пользуются этой возможностью не многие.

Глобально речь идет о сохранении традиционной модели отношений. Гендерные роли смешаны, семейные ценности утрачены, говорит священнослужитель Илия Шугаев. Недавно в рамках 4-часовой конференции он провел для петербургских школьников резонансный урок. Советовал, например, как правильно искать мужа или жену, сравнивая выбор спутника жизни с выбором автомобиля. Специально для «Пульса города» Илия Шугаев объяснил, зачем нужно проводить такие уроки для всех российских детей.

— Церковь знает, что такое любовь. Возвышенное понимание семьи может спасти многих людей от ошибок, этого сейчас не хватает. И такое отношение к семье, я не знаю, кто, кроме церкви, может донести до молодых людей. В фильмах даются ложные модели, когда свободные отношения людей, не связанные росписью в ЗАГСе, считаются нормальными. Даже в советское время перед тем, как поцеловаться, надо было в любви признаться.

Современное подростковое кино высокоморальным не назовешь. Дебютный фильм ужасов Надежды Михалковой «Проигранное место» показывает отношение школьников к традиционным ценностям. Фрагмент фильма пришлось частично закрыть мозаикой. По этическим соображениям.

Кинематограф, СМИ, интернет, учителя или батюшки — вечный спор, кто и как должен говорить с детьми о морали и половом воспитании. Неудобную тему перекидывают друг другу как мячик. Родители пытаются избавиться от разговоров «про это» в надежде на школу, школа считает — это дело семейное. Церковь в образование вмешиваться не должна, для религиозных семей есть воскресные школы. Да и специальные уроки в школе не нужны, считает большинство учителей.

Майя Пильдес: «В школе изучается великая русская литература, где столько о семье, столько о любви. Так или иначе, вопросы семьи проходят через каждое произведение. Классическая русская литература дает невероятную возможность для рассуждения в классе о семейных ценностях. Эту тему можно прекрасно дать на уроках литературы, и учителя это, конечно, делают».

В любом случае, 60 минут самого продуманного школьного урока  не воспитают образцового мужчину или настоящую женщину. Школа жизни — это семья. Дружная, внимательная, где даже самые занятые родители найдут время для каждого ребенка.

Реклама

Обсуждение