Cмотреть прямой эфир Сейчас в эфире:
  • 17:26
  • +1°
  • доллар 66,50
  • евро 75,61

Расскажите всем, что случилось

Пожалуйста, указывайте дату, время и место события, излагайте объективные факты. Вы можете приложить к тексту видео, фотографию или документ. Если вы хотите прислать чужое видео или фото — не забудьте указать ссылку на источник. Мы будем признательны, если вы укажете достоверную контактную информацию, чтобы мы могли связаться с вами и уточнить детали.

Приложите файл

Отправляя этот материал, вы соглашаетесь на передачу всех интеллектуальных прав согласно условиям.

Петербург и алкоголь. От Сенной Достоевского до улицы Рубинштейна в наши дни

550
Поделиться:

О культуре выпивать в нашем городе, легендарных распивочных и культовых барах — репортаж Юрия Щербакова.

Юрий Щербаков, обозреватель: «Сенная площадь. Настоящее брюхо Петербурга. Место, над которым невластно никакое время. И подтверждение этих слов можно найти в романе "Преступление и наказание" Ф.М. Достоевского. Предлагаю пройтись по страницам великого произведения».

Петербург не просто «место действия», а едва ли не главный герой романа. «Самый умышленный» и «самый фантастический город в мире». Долго искать описанные автором образы не приходится.

«Нестерпимая же вонь из распивочных, которых в этой части города особенное множество, и пьяные, поминутно попадавшиеся, несмотря на буднее время, довершили отвратительный и грустный колорит картины».

«Он шел по тротуару, как пьяный, не замечая прохожих и опомнился уже в следующей улице».

«Оглядевшись, он заметил, что стоит подле распивочной, в которую вход был с тротуара по лестнице вниз, в подвальный этаж. Из дверей как раз в эту минуту выходили двое пьяных. И, друг друга поддерживая и ругая, взбирались на улицу. Долго не думая, Раскольников тот час же спустился вниз».

«Бывают иные встречи, совершенно даже с незнакомыми нам людьми, которыми мы начинаем интересоваться с первого взгляда, как-то вдруг, внезапно, прежде чем скажем слово».

Поодаль, отдельно от всех сидела интеллигентного вида женщина и увлеченно разгадывала сканворд, не обращая ровным счетом никакого внимания, на происходящее в противоположной части зала. Как будто она совершенно одна здесь.

— Давай чин-чин, Светочка! Давай! Я всегда за тебя! Я же трезвая как огурец с попочками!

Инициатором «чин-чина» выступил средних лет мужчина в распахнутой куртке, из-под которой выглядывал улыбчивый Боб Марли. «Как звать?», — полюбопытствовал завсегдатай распивочной.

— Меня?
— Да!
— Меня Юра зовут! А вас?
— А меня Аркадий. Аркаша!
— А вас, значит, Светлана зовут?
— Посмотри на лампочку — не забудешь!

До выхода на пенсию Светлана работала инженером-электронщиком — монтировала платы для систем управления подводными лодками. Если бы не инвалидность, трудилась и дальше. Сюда она сбегает, скорее, от одиночества. Муж-моряк умер. Дома ждать некого.

— Я целый день на службе. Они, если раньше меня приходят сюда, барменша открывает двери и говорит: «Мы тебе ставим прогул за опоздание!». Но я не занесена в реестр, понимаешь? Мне плата не идет!

В стакане 50 на 50 — горькая и яблочный сок. И этот коктейль женщина может цедить целый день. Она, как и большая часть здешней публики, приходят сюда вовсе не для того, чтобы напиться до беспамятства.

— Здесь собираются днем, друг с другом общаются, никто никому не мешает, делятся впечатлением за прошедшую день, ночь. Люди друг с другом разговаривают.

Здесь, в далекие 60-е, молодой писатель Валерий Попов потратил свой первый гонорар. Сорока рублей, полученных за маленький рассказ, опубликованный в журнале «Искорка», хватило, чтобы целая компания могла себе ни в чем не отказывать.

— Что можно было купить на 40 рублей в 60-х?

Валерий Попов, председатель Союза писателей Санкт-Петербурга: «Ну, мы заказали шампанского, бутылочку водки, две бутылочки сухого. Миноги обязательно — была закуска! А на горячее бастурма была».

Свобода духа и тоталитарная жесткость цен позволила разделить радость от первого заработка с двумя друзьями и четырьмя, приглашенными по случаю, манекенщицами из «Дома мод». Выпивали исключительно «для куража».

Валерий Попов, председатель Союза писателей Санкт-Петербурга: «Пьянства здесь не было, чтобы здесь кто-то упал — я не помню такого случая. Было ощущение восторга, иногда радости. Иногда танцы становились общими. Как-то так все обнимались и плясали…»

Напиваться и вести себя неприлично было не принято. Вокруг писатели, актеры, ученые. Словом, общество и атмосфера, в которых стыдно было позориться.

Владимир Рекшан, основатель рок-группы «Санкт-Петербург»: «Вот так принимали гостей в Челябинске. Это после концерта. Глаза залиты!»

Кроме Владимира Рекшана и рок-группы «Санкт-Петербург» на концерт в Челябинск прилетел целый самолет музыкантов из Ленинграда. Лучшие исполнители своего времени: «Наутилус Помпилиус», «Алиса», «Зоопарк»…

Владимир Рекшан, основатель рок-группы «Санкт-Петербург»: «Местные люди всегда хотят, хотели гостей напоить, угостить. Они-то хотели как лучше, но получилось, что Майк трое суток пролежал за кулисами, толпа орала "Майк, Майк, Майк!", мы его подняли, показали людям Майка. Толпа закричала "Ураааа!". Зачем это было, я не понимаю!»

Чаще всего пили портвейн. Но не только. И не много. И не все. Последние 25 лет Владимир в завязке. Совсем.

Владимир Рекшан, основатель рок-группы «Санкт-Петербург»: «Молодой человек, нет никакой культуры пития! Есть привычка выпивать немного, потом формирующаяся зависимость, а потом ярковыраженный алкоголизм. А культура пития — я даже не понимаю о чем идет речь!»

В годы бурной молодости алкоголь был скорее «эмоциональным лекарством». Успокоиться перед выходом на сцену или наоборот, взбодриться, когда концерт завершён.

«Сегодня мы переживаем рассвет культуры пития», — уверен Артем Балаев. «Люди интересуются, что у них в бокале», — настаивает автор популярных гастрономических и фэшн-проектов. Но в бары и рестораны публика ходит не только за напитками.

Артём Балаев: «На самом деле, общение — это валюта Петербурга. Это очень важно понимать, когда мы смотрим на успешные проекты — это всегда проекты, завязанные на общении».

В списке 50-ти лучших баров мира есть один бар из Петербурга. Нет ни одного бара из Москвы или Восточной Европы даже.

— А чем он так понравился?
— А вот этот бар состоит всего из одного стола. Это один большой стол, за которым сидят все гости и общаются, и очень хорошо общается с ними персонал, бармены и это один из секретов успеха.

Петербург — обладатель нескольких туристических Оскаров. История, культура, архитектура… Последнее время растет спрос на так называемые алко-трипы.

Артём Балаев: «Я недавно узнал, о том, что Михаил Борисович Пиотровский — директор государственного Эрмитажа — он перед новым годом обходит все залы Эрмитажа и поздравляет всех сотрудников с Новым годом. И это очень похоже на традицию, которая появилась у нас, когда туристы приезжают на улицу Рубинштейна и хотят пройти от начала до конца, посетив максимальное количество баров».

— Суть этого аттракциона?
— Не знаю, может быть, экспресс знакомство с петербургской культурой. Может быть так?

На главном гастрономическом проспекте Петербурга больше 50-ти заведений. И если в каждом провести хотя бы час, потребуется больше двух суток. И это всего лишь на одной улице.

Юрий Щербаков, обозреватель: «В этом году Петербург не вошел в ТОП-10 самых пьющих городов России. Впрочем, вряд ли он когда-либо стремился стать лидером этой сомнительной гонки. И если "В Питере и пить!", то не на количество, а на качество! И в этом наш город, безусловно, лучший».

Пульс города. 100 лет ВЛКСМ, мастерские Союза художников Санкт-Петербурга, интервью с Эдвардом Радзинским

Реклама

Обсуждение