Cмотреть прямой эфир Сейчас в эфире:
  • 05:03
  • +6°
  • доллар 77,08
  • евро 91,35

Расскажите всем, что случилось

Пожалуйста, указывайте дату, время и место события, излагайте объективные факты. Вы можете приложить к тексту видео, фотографию или документ. Если вы хотите прислать чужое видео или фото — не забудьте указать ссылку на источник. Мы будем признательны, если вы укажете достоверную контактную информацию, чтобы мы могли связаться с вами и уточнить детали.

Приложите файл

Отправляя этот материал, вы соглашаетесь на передачу всех интеллектуальных прав согласно условиям.

Подключить сердце: выставка Виктора Замирайло в Петербурге

606
Поделиться:

Настал момент подключить сердце. Увидеть вещи такими, какими они были, когда на них смотрели с любовью — определял задачу живописи Поль Валери. Тут надо понимать, что любовь может быть странной, отвергнутой, неразделенной, драматичной. Совершенно трагическую способность принимать близко к сердцу образы и судьбы литературных героев перенял от Михаила Врубеля его ученик Виктор Замирайло.

В его галерее не только лермонтовские образы. Он иллюстрировал произведения классиков, просто перечислять которых я здесь очень быстро устану. Да и не надо, за меня это сделает Дарья Патрина, из самого сердца выставки Виктора Замирайло, открывшейся в KGallery.

Александр Блок, Анатоль Франс, Проспер Мериме, Максим Горький, Владислав Ходасевич... Иллюстрации к литературе с ярко выраженным романтическим началом удавались Виктору Замирайло особенно хорошо. Но тут же в одном ряду — брошюры во славу трудящихся. Книжная графика кормила художника все 20-е и 30-е годы. Отказываться от работы было непозволительной роскошью, а делать плохо он, «мирискусник», просто не мог. Его целостное видение книги, точность в деталях и в исполнении. Многие пролетарские издания сегодня представляют художественный интерес только потому, что у них был такой «господин оформитель».

Замирайло самозабвенно любил творчество Гюстава Доре, которого в разговорах нежно называл «Гюставчик», и Михаила Врубеля, которого считал своим учителем, но миновав ранний этап подражаний, сумел создать свой собственный, ни на кого не похожий инфернальный изобразительный мир — на грани яви и сна, сказки и реальности. За ним довольно быстро и надолго закрепился эпитет «фантаст Божьей милостью». Его графические работы густо заполнены символами, эмоциями и небывалыми существами.

Он презирал Шекспира за «неправдоподобные выдумки», а когда ему указывали, что ведь он сам фантаст, Виктор Дмитриевич возражал: «Какому-то Замирайло простительно фантазировать, но Шекспиру следовало бы воздержаться от нелепостей...». Он прожил долгую жизнь, но последнее десятилетие — почти вслепую, в нищете и в забвении. Выставка в KGallery к 150-летию со дня рождения художника — первая за последние 80 лет и, возможно, первая настолько обширная. Шанс снова открыть миру сложного самобытного художника и его удивительный мир, населенный драконами, рыцарями, змеями, ведьмами и русалками. Как будто что-то приснившееся и навеянное, как будто у художника есть нечто поумнее головы, а вещи, достойные познания, не всегда доступны рассудку.

Реклама

Обсуждение