Cмотреть прямой эфир Сейчас в эфире:
  • 00:33
  • +1°
  • доллар 64,30
  • евро 69,41

Расскажите всем, что случилось

Пожалуйста, указывайте дату, время и место события, излагайте объективные факты. Вы можете приложить к тексту видео, фотографию или документ. Если вы хотите прислать чужое видео или фото — не забудьте указать ссылку на источник. Мы будем признательны, если вы укажете достоверную контактную информацию, чтобы мы могли связаться с вами и уточнить детали.

Приложите файл

Отправляя этот материал, вы соглашаетесь на передачу всех интеллектуальных прав согласно условиям.

Осколки Петербурга. Как ломают наш город

533
Поделиться:

Аптека Пеля на Гороховой осталась  без деревянных исторических дверей. На Кирилловской улице неизвестные похитили огромные металлические ворота. Русалка на фасаде дома на Садовой разрушена. По чьей вине исчезают мелкие детали, из которых состоит Петербург?  Каких объектов мы не досчитались за последние несколько месяцев? Репортаж Максима Облендера.

Максим Облендер, корреспондент: «Ещё две недели назад над этой парадной можно было увидеть историческую фрамугу. Травленое стекло с надписью "Аптека" начала 20 века. А сегодня здесь безликий стеклопакет – примета века 21-го. Город незаметно лишился ещё одного маленького своего кусочка. Это как с паззлом. Нет одного кусочка – понятно, что на картинке, но на стену уже не повесить, а если таких кусочков не один? И свежий "топ" недостающих частичек нашего с вами города мы начнём именно с этого адреса».

Объект культурного наследия — дом Черткова. В этой парадной всегда была аптека. Стекло не просто рекламировало заведение — оно напоминало о тех временах, когда город приобретал привычный нам облик, когда на Гороховой жил Оскар Пель. Сегодняшние владельцы аптеки дверь поменяли по простой причине – старая, гнилая, парадную продувало. Но как бы ни дуло, без разрешения КГиОП историческое стекло трогать было нельзя. Никак. Вообще. Это всё равно, что унести с улицы статую в укромное место, и лишить нас — петербуржцев — законного права смотреть на неё. А управляющая сетью, говорит: ничего страшного — это журналисты раздули всю эту историю!

Ольга Рольская, управляющая аптечной сетью: «Я думаю, что журналисты сами подняли такую непонятную ситуацию, непонятно из-за чего. Вы говорите, что это объект культурного наследия, мы говорим, что у нас нет охранного обязательства. В доме 4 двери заменены, здесь стояла старая дверь и поднялась такая волна. Это вопрос к КГИоП».

Охранного обязательства, как говорит управляющая аптекой, у них не было, а вот ответственность — есть. Демонтированное стекло стоит на Гороховой 24 в кабинете и ждёт, пока в других кабинетах решится его судьба и судьба бизнесменов.

Максим Облендер, корреспондент: «Очередной недостающий фрагмент не просто большой — огромный. Металлические ворота, установленные ещё до революции, пропали среди бела дня. Никто даже не удивился, когда люди в оранжевых жилетах срезали их и увезли. Ремонт, жилкомсервис — всё понятно. То, что Жилкомсервис №3 Центрального района ничего об этом не знает — выяснилось позже, а куда уехали ворота, весом в тонну — не выяснилось».

Тяжёлые ворота, говорит градозащитник Анна Капитонова, лёгкая нажива, особенно если нет камер. Теперь остаётся ждать, пока створки выставят на продажу в интернете или искать на рынке чермета, где стоимость тонны такого металла около 18 000 рублей.

Анна Капитонова, член президиума СПбО ВООПиК: «После ряда случаев хищения ценных элементов мы встречались с жителями района и обсуждали, а что можно сделать. И здесь имеет значение именно бдительность жителей. Не доверять работникам в жилетках, всегда быть в курсе, какие работы у вас проводятся на доме».

И лишний раз смотреть по сторонам. В этом дворе на Васильевском острове обезглавленная статуя музы Талии стоит уже больше 40 лет. В начале месяца её случайно обнаружили краеведы. Стали изучать находку, оказалось мраморная скульптура родом из дворца князя Алексея Александровича!

Ксения Сидорина, краевед: «Во время красной революции ей отбили голову, потому что же надо крушить, ломать… И сослали жить в подвал. Спустя 40 лет проходила ревизия подвалов. Её вытащили на белый свет, попытались выкинуть, но проходящий мимо скульптор её забрал».

Мастерская, где трудился тот самый скульптор, спасший Талию, в этом дворе до сих пор. В работе "Три грации". А эту статую никто реставрировать не будет. Во-первых, такой сорт мрамора сегодня не найти, во-вторых, отреставрированная статуя будет новоделом. Кусочек городской истории — ненужная, грязная обезглавленная муза из дворца — так и стоит в обычном петербургском дворе.

Садовая 25, на фасаде русалка без головы. Дом Николаевых конца 18 века, в нём смешаны несколько архитектурных стилей. Русалки украшают фасад больше ста лет — вряд ли вандалам это интересно. Изуродовать, накрасить губы, сломать. Одна и та же история с периодичностью раз в год.

Красимир Врански, лидер движения «Красивый Петербург»: «Мы сегодня отправили обращение с просьбой на имя губернатора установить камеры видеонаблюдения, которые могли бы фиксировать лица людей вандалов. Мы так же выступили с предложением, чтобы по всем проблемным адресам такие камеры поставить».

Русалке повезло. Пока мы готовили репортаж, в Комитет по контролю, использованию и охране памятников вернули отколовшееся лицо — его обнаружил прохожий. Но когда вернётся барельеф на место и не повторится ли печальная история снова, никто не знает.

Максим Облендер, корреспондент: «Мы были по этому адресу в мае. Арендаторы — владельцы кофейни, делали ремонт и прорубили стену, сделали вход, а с фасада скололи барельефы нескольких львов. И пусть их оставалось всего полтора — львов заставили вернуть. Бизнесмены отреставрировали всех за свой счёт. Дверь, видимо, оставить не разрешили. И кофейня, не успев открыться, съехала. Ещё один урок: в городе с трёхвековой историей, не спросив и трижды не перепроверив, лучше ничего не трогать, не откалывать и не прорубать».

Если собрать все эти частички Петербурга вместе, экспонатов хватит на несколько музеев. И один из таких — «Керамарх» откроется в Петропавловской крепости уже в октябре. Часть этих изразцов, печных ворот и самих печей запросто могли оказаться на свалке. В 90-е петербуржцы массово делали евроремонт. Печи в это модное направление не вписывались.

Константин Лихолат, генеральный директор реставрационной компании: «Справа мы видим печь нарядную, красивую, которая была обретена очень интересным способом. Был звонок анонимный, по такому-то адресу выбрасывают печь, уже она в мешках».

Домов, где стояли эти печи, уже может и не быть, никто никогда не узнает имени человека, который выбросил изразцы на свалку. А эти маленькие осколки жизни города будут доступны каждому. И только в наших силах, хранить этот паззл из миллионов кусочков под названием «Петербург». Ведь это мы его хозяева.

Реклама

Обсуждение