Cмотреть прямой эфир Сейчас в эфире:
  • 01:48
  • -2°
  • доллар 64,30
  • евро 69,41

Расскажите всем, что случилось

Пожалуйста, указывайте дату, время и место события, излагайте объективные факты. Вы можете приложить к тексту видео, фотографию или документ. Если вы хотите прислать чужое видео или фото — не забудьте указать ссылку на источник. Мы будем признательны, если вы укажете достоверную контактную информацию, чтобы мы могли связаться с вами и уточнить детали.

Приложите файл

Отправляя этот материал, вы соглашаетесь на передачу всех интеллектуальных прав согласно условиям.

Сто лет Физтеху: Как менялся и чем живет петербургский институт целый век

688
Поделиться:

Колыбель точных наук, легендарный Физтех отмечает в этом году свой вековой юбилей. Институт имени Иоффе был и остается одним из крупнейших мировых научных центров. Его история тесно вплетена в историю страны, ведь достижения ученых Физтеха всегда были больше, чем сугубо научные открытия.

Там свою карьеру начинали будущие нобелевские лауреаты: Николай Семенов, Лев Ландау, Петр Капица. Долгие годы НИИ возглавлял единственный на сегодня живущий в России нобелевский лауреат Жорес Алферов.

Гордость, с которой он говорит о Физтехе, порой сменяется тревогой. Наука нуждается в серьезной государственной поддержке. Только тогда можно рассчитывать, что в ней останется молодежь. Эксклюзивное интервью Жорес Алферов дал моему коллеге Евгению Соловьеву. Полную версию этого разговора можно найти на сайте телеканала. А сейчас о том, чем живет Физтех сегодня.
 
В рабочем кабинете папы Иоффе (именно так называли основателя физтеха за необузданную энергию) сегодня — музей истории института. Здесь бережно хранят напоминания о многих его славных вехах. Даже просто их перечисление без технических подробностей займет увесистый том в тысячу страниц. Здесь придумали знаменитые катушки ЛФТИ, которые в годы Великой Отечественной войны спасали советский флот от магнитных мин. В тяжелые дни блокады именно физтеховцы взялись рассчитать предельно допустимые нагрузки при организации «Дороги жизни» по Ладоге. 

 ЕВГЕНИЙ СОЛОВЬЕВ,корреспондент:
«Так появился прибор, который сложно для произношения называется прогибограф. Принцип его действия простой: состоит из троса, один конец которого опускается на дно, другой крепится к карандашам, весь прибор ставится на ледовую толщу и фиксирует малейшие колебания льда во время прохождения автомобильной колонны. Таким образом было установлено, что самый опасный диапазон скоростей находится в пределах 20-40 километров в час. При 35 километрах в час автомобиль провалится под лед со 100—процентной вероятностью».

Кроме того, математически было выведено число автомобилей в колонне и дистанция между ними, чтобы ледовый панцирь не начал резонировать и разрушаться. Имея на руках такие данные, советское командование смогло переправить по льду даже тяжелые танки КВ. 

 СЕРГЕЙ ЛЕБЕДЕВ,и.о директора физико-технического института имени А.Ф. Иоффе:
«У нас это наука для жизни и наука для войны. Мы в том числе для оборонного комплекса разрабатываем металлы, технологии. Для медицины — технологии диагностики, мы практически везде, мы для энергетики делаем новые материалы».

Здесь придумали термостойкие массы первого космического корабля, источники возобновляемой энергии, яркий пример — солнечные батареи МКС. Вся современная электроника, в первую очередь смартфоны, построена на принципах, выведенных учеными физтехза. Уникальные лекарства и методы диагностики, атомная бомба, лазер, фотография. Рожденные на стыке разных научных направлений открытия и изобретения, как пазлы мозаики собирает в реальные картины именно физика. 

СЕРГЕЙ ТАРАСЕНКО,ведущий научный сотрудник физико-технического института имени А.Ф. Иоффе:
«Научно-технический прогресс связан в первую очередь с развитием физики. И мы сейчас работаем над новыми перспективными направлениями, которые, я думаю, найдут применение достаточно быстро».

Наука, пришедшая в эти стены ровно 100 лет назад, чтобы служить людям, не покидала их уже никогда. В отличие от самих ученых. Но это неизбежная реальность, считает Жорес Алферов. Легендарный директор Физтеха, единственный на сегодня живущий в России Нобелевский лауреат, говорит, «утечка мозгов» в сторону «длинного доллара» — это боль, но те, кто заявляет о закате национальной науки, сильно торопится. У нас есть будущее и рецепты его идеальной формы хорошо известны. 

ЖОРЕС АЛФЕРОВ,лауреат нобелевской премии, дирекктор ЛФТИ имени А.Ф. Иоффе (1987-2003):
«Те, кто уехал туда и чего-то добился, они не вернутся. Те, кто уехал и не состоялся — они и нам здесь не нужны. А для того, чтобы ребята, молодежь талантливая, способная, она у нас есть, не уезжала, они должны не только получать интерес к науке, они должны иметь хорошую зарплату».

Пока же современные условия таковы, что к науке отношение потребительское. В цене то, что можно продать. Пожалуй самый перспективный проект в этом плане — создание нового вида энергии основанной на принципах термоядерной реакции. Сегодня ведущие мировые державы уже объединились, чтобы построить первый на планете термоядерный реактор. Его возводят во французском Кадараше. 

В петербургской лаборатории готовятся провести очередное испытание новой модификации его минимодели: сферического токамака «Глобус-М2». В его камере разгоняются атомы дейтерия и трития (это изотопы водорода). При управляемом столкновении образуется раскаленное до 50 миллионов градусов гелиевое облако. И это уже пройденный этап. Пока плазма существует доли секунды.

 ВЛАДИМИР МИНАЕВ,ведущий научный сотрудник лаборатории физики высокотемпературной плазмы:
«Мы получим более высокие значения плазмы и новые знания, связанные с этим».

Неисчерпаемый источник чистой, нерадиоактивной энергии подарят людям именно петербургские ученые. Фантастика? Нет, научное чудо. Маленькое рукотворное Солнце на планете Земля зажжется здесь, в стенах Санкт-Петербургского физико-технического института имени Абрама Федоровича Иоффе. 
 

Реклама

Обсуждение