Cмотреть прямой эфир Сейчас в эфире:
  • 07:03
  • +15°
  • доллар 64,61
  • евро 72,31

Расскажите всем, что случилось

Пожалуйста, указывайте дату, время и место события, излагайте объективные факты. Вы можете приложить к тексту видео, фотографию или документ. Если вы хотите прислать чужое видео или фото — не забудьте указать ссылку на источник. Мы будем признательны, если вы укажете достоверную контактную информацию, чтобы мы могли связаться с вами и уточнить детали.

Приложите файл

Отправляя этот материал, вы соглашаетесь на передачу всех интеллектуальных прав согласно условиям.

«Офелия в бинтах»: что нужно знать о новом перформансе Лилии Бурдинской

593
Поделиться:

Венера в мехах, Мадонна в бикини, голая Джульетта, Гитлер... в бусах. Яркий образ получается просто: обрядите женский персонаж в необычную одежду. И вот «Офелия в бинтах» — так назвала свой перформанс Лилия Бурдинская. 

Почему в бинтах? Потому что выступление — часть выставки Воображаемого музея Михаила Шемякина, где он исследует образы бинтования, укутывания, пеленания в мировом искусстве. Почему Офелия? Персонаж привлекает современных художниц. Скажем, одна из самых модных сегодня драматургов Юлия Тупикина, сетовала, что Шекспир просто использовал девушку, не поинтересовавшись, любит ли она Гамлета. Лилия Бурдинская использует пластические средства, чтобы рассказать историю о загадке художника и женской души. О хореографии говорить трудно. О загадке женской души продолжит Дарья Патрина. 

Она входит в эту реку во второй раз. Два года назад Лилия Бурдинская поставила «Последний день Офелии». Сейчас Офелия — в бинтах. Бинт как особый упаковочный материал рождает мысли о ранах и боли, о желании спрятать и спрятаться, о возможных путах, цепях и скованности. Так красиво объясняют тему укутывания искусствоведы центра Шемякина. 

Для Бурдинской — процесс обратный. Она пытается распеленать персонаж Офелии, обнажив до предела внутренний мир юной шекспировской героини.

В прошлый раз Офелия не раскрылась. Для новой попытки — новая музыка — Алекси Бушана, и впервые — тексты в помощь хореографии. Они написаны Лилией не специально для спектакля, но подобраны для него. Словами ее Офелия постигает мир, движениями — с ним соприкасается. Ее философия — в словах. Ее сомнения — в танце. Исповедь девушки, наполненной любовью и, однако же, отказывающейся от права на жизнь.

Созвучность выставки Михаила Шемякина и спектакля Бурдинской не вызывает сомнения. Эффектный штрих, эмоциональное дополнение. Из всех возможных трактовок пеленания и укутывания преобладающей остается рана. Не столько физическая, сколько душевная. Поэтому и окровавленный бинт и полог из цветов равнозначны и равноценны. Слова пытаются передать страдание, движения — отразить реальную боль. Но в финале Офелия все равно остается укутанной. Под прекрасным покрывалом, сотканным из цветов, она продолжает свое путешествие во времени.
 

Реклама

Обсуждение