Cмотреть прямой эфир Сейчас в эфире:
  • 06:56
  • доллар 63,77
  • евро 72,59

Расскажите всем, что случилось

Пожалуйста, указывайте дату, время и место события, излагайте объективные факты. Вы можете приложить к тексту видео, фотографию или документ. Если вы хотите прислать чужое видео или фото — не забудьте указать ссылку на источник. Мы будем признательны, если вы укажете достоверную контактную информацию, чтобы мы могли связаться с вами и уточнить детали.

Приложите файл

Отправляя этот материал, вы соглашаетесь на передачу всех интеллектуальных прав согласно условиям.

История петербургской квартиры. От дома-коммуны до 25-этажного муравейника

531
Поделиться:

Петербургские квартиры как символы своего времени, от дома-коммуны и крошечной хрущевки до дворцовых апартаментов и 25- этажных муравейников. Как и почему строили тогда и сейчас, и как петербургские квартиры формируют человека и судьбу – репортаж Евгении Альтфельд.

В доме бывших политкаторжан Людмила Боровикова живет с детства, ее отец был председателем общества жертв царизма. Дом-коммуну задумали как стандарт новой страны, где быт не отвлекает от высших целей. Ели в столовой на первом этаже, в квартирах были только кухни-шкафы.

В доме был кинотеатр, детский сад и даже солярий на крыше. Оттуда жители смотрели на Петропавловскую крепость, где еще недавно сами были узниками. И, наконец ощущали себя хозяевами жизни.

Евгения Альтфельд, корреспондент: «Первые жители въехали сюда в 1929 году, в образцово показательном доме было предусмотрено все для максимально комфортной жизни. Есть даже окно в ванной, что и сегодня считается большой редкостью».

Правда, радоваться жизни пришлось недолго. В 37-м году многих снова репрессировали. Да и сам дом в качестве коммуны просуществовал недолго и теперь остается памятником несбыточной советской мечте о торжестве равенства и гармонии.

В 60-х годах из коммунального исторического центра ленинградцы устремились в хрущевки, которые строили за 2 недели. Всесоюзный рекорд поставили именно в Ленинграде, возведя здание за 5 суток. И сейчас в Петербурге сохранились квартиры, где все по-старому: от хрустальной горки до легендарной планировки.

Евгения Альтфельд: «На хрущевской кухне эргономика как на космическом корабле, советские инженеры математически просчитали все движения хозяйки, которая готовит обед. Так что находясь в центре, не сходя с одного места, можно, например, взять чайник с плиты и налить в чашку на столе».

Денис Шаляпин —краевед и поклонник хрущевской архитектуры, живет в Купчино с рождения. На этой фотографии он копает песок около только что построенной пятиэтажки:

– Я люблю свою хрущевку, она мне нравится. Я люблю эту территорию, когда люди сюда приезжали, они видели только грязь. Они сами все сажали, цветочки, ставили скамеечки.

Многие любят эти дворы, которые позволяют обустраивать коллективные огороды и палисадники, украшая их шинами и мягкими игрушками. Молодежь в шутку называет это ЖЭК-артом, а старшее поколение продолжает обсуждать новости на лавочке у парадной.

Гимн поколения 90-х годов актуален и сейчас. Новые районы для тех, кто «живучи как кошки». Из родительской квартиры с видом на Исаакиевский собор Анастасия Евдокимова переехала на Парнас. С 18 этажа наблюдает, как клонируют еще одну высотку, и радуется самостоятельной жизни.

Анастасия Евдокимова, житель Парнаса: «Когда приезжали родители, и мы выбирали квартиру на этапе котлована, они сказали, какой муравейник, куда ты едешь жить. Но я человек 21 века и не должна бояться менять места».

И все же, привыкнуть к урбанистической среде и ее обитателям непросто. Анастасия пытается научить соседей здороваться и каждые выходные ездит в центр, восполнить тоску. Но утешает себя тем, что с такими темпами строительства, когда-нибудь и этот район станет историческим центром.

Классический бесконечный коридор с велосипедами и нагромождением мебели и хлама. Туалет вокзального типа, черный от плесени потолок — коммунальная квартира в бывшем общежитии. Жильцы давно добиваются капитального ремонта, но уезжать не хотят.

Петербургский сценарий коммунальной жизни — соседи как одна семья, в которой нет секретов. Те, кто помоложе, помогают старикам и живут надеждой об отдельном жилье. Правда, не отказываясь от своих претензий.

Тамара Соловьёва: «Желание огромное съехать отсюда, но я говорю еще раз — не за тридевять земель, не в Девяткино. Здесь много построек».

Многие петербуржцы прошли школу коммунальной жизни как экстремальную форму коллективного общежития. Которая, впрочем, породила истинно ленинградскую традицию кухонных посиделок.

Примерно так выглядела 11-комнатная коммунальная квартира в доме на Мойке, которую выкупила актриса Анастасия Мельникова много лет назад. Теперь здесь шикарные апартаменты с 4-метровыми потолками.

Анастасия Мельникова, актриса: «В этой квартире было 6 комнат. Мы проходим к этой даме, которая жила в этой комнате, мы подходим к этому окну, видим Спас, и я говорю: "Мама, я хочу умереть в этой квартире"».

Вид Спаса на Крови за окном сделал путь к мечте сложнее, одна семья не хотела продавать свою комнату и Анастасия Мельникова 3 года жила вместе с соседями как в обычной коммунальной квартире.

Имперский стиль интерьера актриса выбрала по образу дворца князя Меньшикова. Шторы шила сама, сама вышивала крестиком все подушки. Она убеждена, что не среда создает человека, а человек среду. И чем трепетнее он относится к тому, что его окружает, будь то клумба во дворе хрущевки или старинные часы, тем счастливее проживет человек, в какой бы район Петербурга его не забросила судьба.

Реклама

Обсуждение