Cмотреть прямой эфир Сейчас в эфире:
  • 07:51
  • +17°
  • доллар 60,38
  • евро 61,55

Расскажите всем, что случилось

Пожалуйста, указывайте дату, время и место события, излагайте объективные факты. Вы можете приложить к тексту видео, фотографию или документ. Если вы хотите прислать чужое видео или фото — не забудьте указать ссылку на источник. Мы будем признательны, если вы укажете достоверную контактную информацию, чтобы мы могли связаться с вами и уточнить детали.

Приложите файл

Отправляя этот материал, вы соглашаетесь на передачу всех интеллектуальных прав согласно условиям.

Судьба и город: как Петербург меняет жизни людей

683
Поделиться:

Истории тех, для кого Петербург больше, чем просто город – в репортаже Павла Никифорова.

Петербург — моя судьба. Не рядовые слова, но что они значат для тех людей, которые произносят их вслух? Американец Хантер Кейвуд переехал в Петербург из Атланты, штат Джорджия. Всё начиналось как интересное путешествие, «экспиренс», как сказал бы сам Хантер. Теперь же он без двух минут выпускник высшей школы менеджмента. Его вторая половинка — петербурженка Лера. А в городе он известен, как основной игрок петербургской команды по американскому футболу «Северный легион».

Нам повезло, в самом начале нашего интервью с Хантером пошёл дождь — лучшая проверка на любовь к Петербургу.

– Не слишком, не пугает питерская погода?
Хантер Кейвуд, студент Высшей школы менеджмента: «Я ничего не боюсь!»
– У тебя имя «Охотник»!
– Именно! Мои родители были очень креативными людьми, они дали мне очень крутое имя, которое определяет меня.
– Хантер, ты часто слово «круто» употреблял в отношении Петербурга. Для тебя это правда крутой город? 
– Да! Я приехал сюда 2 года назад, и когда я только приехал, моё будущее было не до конца ясным, но здесь я нашел много возможностей, я счастлив и уверен в будущем!

Хантер не собирается возвращаться обратно в штаты. Он уверен, что в Петербурге у него есть возможность стать кем он только захочет. Свой петербургский университет он сравнивает с Гарвардом. Тренировки, проходят не хуже, чем в Атланте. Работа в петербургской IT-компании. И собственный старт-ап, который Хантер собирается запускать летом.

Он по-американски приветлив. По-западному оптимистичен. И как-то совершенно по-русски, нет, даже абсолютно по-петербургски, беспамятно влюблен в город, в котором живёт.

Хантер Кейвуд: «Я хочу быть в России, хочу быть в Питере, делать здесь бизнес, быть успешным. Петербург сильное влияние оказывает на меня. Моя русская судьба!»

Зенит — моя судьба. Не рядовые слова, и не только для футбольных болельщиков, но и для всех петербуржцев. Ведь «Зенит» и Петербург — давно стали синонимами. Андрей Поляков, известный в фанатской среде, как Андрей "Рыбак" приходит на пустой Петровский как в родной дом. Зенит переехал на Крестовский остров, но родные 12 и 13 секторы «Петровича» в сердце навсегда. Именно Андрей начал организовать перфомансы на матчах Зенита, которые уже стали визитной карточкой всего города.

Андрей «Рыбак» Поляков, фанат ФК «Зенит»: «Для меня это однозначно: Питер и Зенит — для меня это реально синонимы, вся моя жизнь. И кому-то сейчас не нравится, что у нас есть такой слоган, как "один город – одна команда", но для меня это всегда было так и по-другому быть и не может, однозначно. Зенит и Питер — неразделимые вещи».

Андрей с 2003 года организовал на трибунах Петровского и Арены «Санкт-Петербург» уже 104 красочных перфоманса. И это не про вражду фанатских группировок, «движей», а как раз про наш город. Эти шоу — настоящий экспорт Петербурга внутрь страны и во вне, по всему миру.

Андрей «Рыбак» Поляков: «Мы любой матч начинаем с гимна Зенита, а гимн Зенита это изначально был гимном Санкт-Петербурга. Вот вам и ответ. Когда мы начинаем матч, в любом месте, мы начинаем его с гимна и соответственно с гимна города».

Павел Никифоров: «Петербург — моя судьба. И это не громкие слова, на данность от рождения. А какая судьба у самого Петербурга? Мы все знаем такие фразы, как "имя определяет судьбу" или "как лодку назовешь так она и поплывет". Но если Петербург за свою историю менял трижды название — значит он трижды менял свою судьбу?»

Доктор исторических наук Евгений Анисимов профессионально занимается петровской эпохой, как раз той эпохой, когда в именах Петербурга путались, как в иностранном алфавите . Это сейчас Петербург никак иначе не произнесешь и не прочитаешь, а в начале 18 века он писался, да и произносился через «И», а оканчивался на «Х» – «ПИТЕРБУХ»!

Евгений Анисимов, профессор НИУ Высшая школа экономики: «И Петергоф так же... То есть, Питергоф! И потом появилось немецкое Петер, то есть Петергоф... И вообще я хотел сказать, что название города всегда елозило, он был и "Петрополь", и "Санкт-Питер-бург", и вообще в прошлом люди не заморачивались с написанием названий города, и поэтому я насчитал примерно около 15 названий, произношений и сокращений, которые были при Петре».

А еще Петроград и Ленинград. И ведь правда, с каждым названием была своя судьба: у Петрограда — революция, у Ленинграда — страшная блокада, у современного Петербурга — новая архитектура с самой высокой в Европе доминантой. Город со своей личной судьбой. И город — ставшей судьбой для каждого, кто в нём родился и живёт.

Реклама

Обсуждение