Cмотреть прямой эфир Сейчас в эфире:
  • 11:07
  • -1°
  • доллар 63,56
  • евро 70,45

Расскажите всем, что случилось

Пожалуйста, указывайте дату, время и место события, излагайте объективные факты. Вы можете приложить к тексту видео, фотографию или документ. Если вы хотите прислать чужое видео или фото — не забудьте указать ссылку на источник. Мы будем признательны, если вы укажете достоверную контактную информацию, чтобы мы могли связаться с вами и уточнить детали.

Приложите файл

Отправляя этот материал, вы соглашаетесь на передачу всех интеллектуальных прав согласно условиям.

Документальный роман «Мой друг Трумпельдор»

532
Поделиться:

В гостях у программы «Хорошее утро» Александр Ласкин, писатель.

Андрей Зайцев,ведущий:
Накануне, 24 марта, состоялась презентация документального романа, который называется «Мой друг Трумпельдор». Об этом мы сегодня поговорим с автором произведения — Александром Ласкиным — историком, прозаиком, доктором культурологии, профессором Санкт-Петербургского института культуры.
Дарина Шарова,ведущая:
Иосиф Трумпельдор стал легендой ещё при жизни. Давайте, напомним нашим телезрителям чем он знаменит.
Александр Ласкин,писатель:
Иосиф Вольфович Трумпельдор один из самых смелых солдат Русско-японской войны, человек фантастического мужества, потерявший руку в Порт-Артуре и при этом вернувшийся назад на фронт. Человек такой исключительный, штучный я бы сказал. Я написал о нём книжку, но книжки как вы понимаете, не возникают из ничего. В 12 году я написал роман «Дом горит, часы идут». Это история Николая Блинова — русского студента, который погиб во время еврейского погрома, защищая евреев. Это 1905 год. Эта книжка имела удивительное продолжение — в городе Ариэль в Израиле поставили стелу памяти Блинова. Читатели моей книжки проявили инициативу и Блинов стал частью пейзажа далёкой страны. Потому Блинову присудили звание «Праведника Украины» - это уже в Украине произошло. И вот желание развивать эту тему, общим событием является 1905 год, я написал книжку про Иосифа Трумпельдора.
Андрей Зайцев,ведущий:
То есть это читатели инициировали идею создания этого документального романа?
Александр Ласкин,писатель:
Наверное, да. То есть я уже оказался в кругу этих проблем и мне уже из него было не выйти. Последствия первой моей книжки были настолько впечатляющими.
Андрей Зайцев,ведущий:
Это исследовательская большая работа получается?
Александр Ласкин,писатель:
Это потребовало огромной работы в Петербургских архивах, в Московских архивах, в Израильских архивах.
Дарина Шарова,ведущая:
Сложно было доставать эти сведения?
Александр Ласкин,писатель:
Вы знаете, проще было в Израиле. Нет, и в Петербурге проблем никаких. Просто в Израиле возникла какая-то такая цепочка отношений. Я попал в Иерусалимский архив — это 6 этажей, 4 этажа находятся под землёй — я там работал, фотографировал эти документы. Трумпельдор всё привёз с собой в Палестину. Он стал первым поселенцем Палестины. История такая: сначала он был солдатом Русско-японской войны, потом много чего происходило в его жизни. Это был человек, который жаждал подвигов. И он поехал строить новое государство в Палестину. Приехав в Палестину, он узнал, что в России в это время произошла революция, это 1917 год, и решил поучаствовать и в февральской революции тоже. Он приехал в Петербург и оказалось, что некоторые из его знакомых уже у власти. Савинков, например, или Чернов. И вот он сидит в кабинете у Чернова, они разговаривают о разном. И вот Чернов говорит, что завтра бой, примешь участие? И Трумпельдор говорит, что с большим удовольствием. Ему дали роту, он отбил Корнилова, вернулся домой и написал статью для газеты «Речь». Он из большой еврейской семьи, где было девять детей. Книга «Мой друг Трумпельдор» вышла в московском издательстве «Книжники». На обложке Трумпельдор и его друг Давид Белоцерковский. Я должен сказать почему «Мой друг Трумпельдор» - это не мой личный друг Трумпельдор, а это друг Давида Белоцерковского. От чьего имени написал роман. Обнаружил, чтоб был человек, который его сопровождал всё время, который был с ним в Порт-Артуре, в Тульчине, где он попал сначала в армию, потом он был с ним в Петербурге, в Палестине. Я понял, что есть единственный человек от чьего имени можно написать — это Давид Белоцерковский. Давид Белоцерковский, рассказывает эту историю, он, конечно, влюблён в своего приятеля, но он в чём-то сомневается. Это такие Дон Кихот и Санчо Панса. Что-то его не устраивает, что-то его злит, чему-то он завидует. Это настолько фантастическая, я бы даже сказал, патетическая история, что, если бы я рассказал от своего имени, никто бы не поверил. А вот от имени приятеля — это самое правильное.
Дарина Шарова,ведущая:
Какому читателю, в первую очередь, адресована эта книга?
Александр Ласкин,писатель:
Тому, кому это будет интересно, я думаю. Я не знаю. Это не дело автора определять судьбу книжки. Я надеюсь, что она будет не провальная.
Андрей Зайцев,ведущий:
Долго по времени пришлось трудиться?
Александр Ласкин,писатель:
Где-то лет пять. В промежутке я написал ещё книжку про Дягилева.

Реклама

Обсуждение