Cмотреть прямой эфир Сейчас в эфире:
  • 20:17
  • +5°
  • доллар 66,61
  • евро 75,53

Расскажите всем, что случилось

Пожалуйста, указывайте дату, время и место события, излагайте объективные факты. Вы можете приложить к тексту видео, фотографию или документ. Если вы хотите прислать чужое видео или фото — не забудьте указать ссылку на источник. Мы будем признательны, если вы укажете достоверную контактную информацию, чтобы мы могли связаться с вами и уточнить детали.

Приложите файл

Отправляя этот материал, вы соглашаетесь на передачу всех интеллектуальных прав согласно условиям.

Блокадники или нет?

523
1
Поделиться:

Житель блокадного Ленинграда и рожденный в блокадном городе – почему не ставится знак равенства? И какие шансы у рожденных в 43-м и начале 44-го получать надбавку к пенсии?

В студии «Петербургского дневника» председатель Комитета по социальной политике Санкт-Петербурга Александр Ржаненков.

Эта история началась десятки лет назад. И время от времени вопрос поднимается. Но решения так и не найдено. Тем временем, людей становится все меньше. Несколько историй выслушал Евгений Старов.

Евгения Куприянова: 
«Сначала отвезла на кладбище пешком через весь город на саночках свою сестру, а потом туда же отвезла сына».

Эта история Ольги Куприяновой. Женщины, пережившей блокаду, но потерявшую почти всех родных и близких. Её дочь – Евгения Ефимовна – бережно хранит воспоминания мамы и документы. То, что мама смогла выносить и родить ее в блокадном городе, Евгения Ефимовна считает чудом. Родилась она 25 октября 1943. До снятия блокады оставалось три месяца.

Евгения Куприянова: 
«На 28 дней меньше, чем вот эти четыре месяца установленные положением о знаке жителя блокадного Ленинграда, для того, чтобы нас тоже считали блокадниками».

Александра Андрианова родилась 3 октября 1943. Её семья всю блокаду прожила в осажденном городе. Но женщина не имеет статуса – житель блокадного Ленинграда. А значит и льгот – на лекарства, оплату коммунальных услуг, проезд.

Александра Андрианова: 
«Мама моя уже была чистым скелетом, ну а я так получилось – на всю жизнь скелетом осталась. Ну так заложилось. Я инвалид, я уже лет пять катаюсь в Москву к доктору. Я не знаю, как я живу. Я уже давно должна быть бездвижной».

Сегодня официально жителем блокадного Ленинграда признаются те, кто прожил в городе не менее 120 дней. Положение утвердил Исполнительный комитет Ленинградского горсовета народных депутатов в 1989 году. И получается, что Евгения Куприянова, Александра Андрианова и сотни других, рожденных в 43-м, статуса блокадника не имеют.

Музей обороны Ленинграда. Здесь целый стенд посвящен акушерству во время блокады. Свидетельства о страшных условиях, нехватке еды и медикаментов, о подвиге врачей и матерей. Эту куклу тут считают символом искалеченного военного детства.

Евгения Кошманова: 
«Я дошла до верховного суда, который просто не стал рассматривать. Просто возврат без рассмотрения».

Евгения Васильевна, родившаяся 13 декабря 1943, считает принятый в 89-м году документ неверным. И уже несколько лет борется за то, чтобы детей, рожденных в Ленинграде с 41 по январь 44-го – всех признали жителями блокадного города.

Евгения Кошманова: 
«Я была с момента зачатия живая и жила в тех же условиях, что и мама».

Очередной иск в суд Евгения Кошманова и Александра Андрианова – о признании их блокадниками – подали вместе. Говорят, будут бороться до конца. Евгения Куприянова, пережившая обширный инфаркт, сейчас пишет книгу о ленинградцах, родившихся в 43-м. Она собирает истории борьбы за жизнь во время блокады и за справедливость после.

«Петербургский дневник», 21 августа

Реклама

Обсуждение

Вопрос: почему в сюжете нет ни одного депутата? Почему на вопросы о законодательной проблеме отвечает представитель исполнительной власти?