Cмотреть прямой эфир Сейчас в эфире:
  • 10:59
  • +10°
  • доллар 65,72
  • евро 75,56

Расскажите всем, что случилось

Пожалуйста, указывайте дату, время и место события, излагайте объективные факты. Вы можете приложить к тексту видео, фотографию или документ. Если вы хотите прислать чужое видео или фото — не забудьте указать ссылку на источник. Мы будем признательны, если вы укажете достоверную контактную информацию, чтобы мы могли связаться с вами и уточнить детали.

Приложите файл

Отправляя этот материал, вы соглашаетесь на передачу всех интеллектуальных прав согласно условиям.

«Даниил Хармс. Маршрут №2» - спектакль, на котором зрители присутствуют с завязанными глазами

277
Поделиться:

19 апреля назовут имена обладателей театральной премии «Золотая Маска». Особенно сильно петербургское представительство в номинации "Эксперимент" - из 7 претендентов на победу 5 постановок из нашего города. Приятная тенденция - новаторское и экспериментальное — значит родом из Петербурга. А подтверждает этот тезис и сенситивное театральное действо «Даниил Хармс. Маршрут №2», по которому прошёл Вячеслав Резаков.

Вячеслав Резаков,корреспондент:
«Беспрецедентное зрелище — идет спектакль, который не видят зрители. Они слышат, осязают и обоняют то же, что и главный герой повести Даниила Хармса «Старуха». А то, что видите вы — лишь средства доставки необходимых для этого ощущений».

Весь этот бег по кругу перед лишенной зрения публикой — лишь кульминация того, что сами создатели предпочитают называть «Перфомативная композиция маршрут №2». Маршрут в трех частях. Первая — странная лекция спиной к залу в «Петришуле» - альма-матер писателя. 

Следующий эпизод разворачивается в разбитой чаше бывшего бассейна. Зрителей с завязанными глазами затягивают в водоворот мощного многоканального звука. Пока гений абсурда повествует о своей встрече со смертью, операторы нагнетают атмосферу — то дунут ветром, то плюнут дождем. Поднесут под нос пузырек с нафталином — такое вот погружение в чувственный мир героя. 

Третья часть — путешествие по адресам Даниила Хармса под его дневниковые записи. Последний пункт — Марсово поле. Здесь никаких слов, только хлебные крошки — намек на трагическую смерть писателя.

С точки зрения драматургии, беспроигрышный вариант — сам текст. Положите в основу знаковой системы смерть и философскую глубину обретет любое действие, даже если по ходу пьесы вы будете закусывать водку сардельками. К слову, это единственная деталь, в которой постановщик нарушает авторский замысел. У Хармса сардельки сырые. 

Станислав Пектеев,режиссер:
«Вареные просто сильнее пахнут. Мы немного усилили художественную… На самом деле сегодня сардельки не доварились».

Вы вряд ли почувствовали разницу. Так что абсурдна сама попытка рассказа о таком спектакле, как впрочем и весь анализ Хармса. Это как часы с сорванным циферблатом. Вы видите все шестеренки и что ими движет, не имея представления который час.

Реклама

Обсуждение