Cмотреть прямой эфир Сейчас в эфире:
  • 17:22
  • +11°
  • доллар 65,75
  • евро 77,38

Расскажите всем, что случилось

Пожалуйста, указывайте дату, время и место события, излагайте объективные факты. Вы можете приложить к тексту видео, фотографию или документ. Если вы хотите прислать чужое видео или фото — не забудьте указать ссылку на источник. Мы будем признательны, если вы укажете достоверную контактную информацию, чтобы мы могли связаться с вами и уточнить детали.

Приложите файл

Отправляя этот материал, вы соглашаетесь на передачу всех интеллектуальных прав согласно условиям.

«Синий кит» и «группы смерти»: Депутаты Госдумы предлагают ввести ответственность за содействие суициду

506
Поделиться:

Юрий Зинчуку, ведущий: «Теперь переходим к самой резонансной теме этой недели. Наконец-то власти решили вплотную взяться за решение проблемы, связанной с созданием так называемых групп смерти в интернете. В пятницу в Государственную Думу был внесён проект закона, который должен ужесточить наказание для организаторов этих социальных групп. Ведь статья "склонение к самоубйству" относится к тем статьям Уголовного кодекса, которые юристы называют "спящими". То есть они есть, но практики применения практически нет. А вот если эти действия напрямую приравнять к статье "убийство", то эффект будет совсем другим.

Вообще, мне кажется, виноваты в равной степени и сами преступники, которые таким изощрённым способом убивают детей, и те, кто медлит с мгновенной и жёсткой реакцией с целью наказать этих убийц. Давайте более пристально рассмотрим эту тему».

Вообще-то синий кит – это самое большое из всех ныне живущих существ. Самое большое, и имеющее один из самых больших жизненных циклов. Есть особи, возраст которых насчитывает  более 120 лет. С такими биологическими параметрами синий кит смог бы стать символом жизни. А стал символом смерти.

По официальным данным на территории России зафиксировано более 700 случаев суицида. Жертвами смертельной манипуляции сознанием становятся подростки. Нежный возраст – он потому так и называется – всё для тебя в это время кажется хрупким, обидным, беззащитным. В жизни подростка не бывает мелочей. Всё на свете считается судьбоносным.

Этим и пользуются организаторы групп смерти. Представляя всё виде лёгкой игры. Ты не умрёшь – ты погрузишься в покой. Тебе не сделают больно. Тебя поймут. Тебя не будут наказывать – тебя здесь простят. Но по сути это дистанционное убийство. И вот уже президент страны с трудом подбирая слова, словно кричит силовикам: ликвидация групп смерти в сетях – это задача государственной важности.

Владимир Путин, президент РФ: «Преступники, а иначе их не назовешь. Можно было бы назвать, если бы не публичное выступление. Но они как минимум преступники. Прежде всего, нацелены на подростковую и молодёжную аудиторию, на детей с неокрепшей психикой. В этой связи поддерживаю инициативу депутатов Госдумы о дополнении законодательства нормой, расширяющей перечень действий, при которых наступает уголовная ответственность за доведение до самоубийства».

Но сколько ещё ждать смертей, чтобы реакция государства была более жесткой? Ведь за каждой из этих групп стоят конкретные люди. С конкретными IP-адресами. С реальными компьютерами, смартфонами. И при современном уровне слежения, которыми обладают наши спецслужбы, они ничуть не хуже, чем у американского АНБ, истребить это зло можно было бы гораздо раньше и жестче. А пока мы расплачиваемся за медлительность силовиков жизнями наших детей.

Ирина Яровая, депутат Госдумы РФ: «Мы вводим в российское законодательство уголовную ответственность по новым видам преступлений – склонение к самоубийству, содействие самоубийству. Ранее в российском законодательстве такой ответственности не существовало».

И как результат этой медлительности – один задержанный. Этот цинично ухмыляющийся Филипп Будейкин. Только один обвиняемый. А количество погибших детей уже превысило несколько сотен. Страшная и трагически несправедливая арифметика. Но в первую очередь, от Будейкиных должны спасать сами родители. Мы должны объяснить нашим детям: такие квесты – это не игра. Это жизнь. Точнее, смерть.

«Группы смерти», судьба хрущевок в Петербурге, интервью Михаила Пиотровского

Реклама

Обсуждение