Cмотреть прямой эфир Сейчас в эфире:
  • 10:42
  • доллар 59,63
  • евро 70,36

Расскажите всем, что случилось

Пожалуйста, указывайте дату, время и место события, излагайте объективные факты. Вы можете приложить к тексту видео, фотографию или документ. Если вы хотите прислать чужое видео или фото — не забудьте указать ссылку на источник. Мы будем признательны, если вы укажете достоверную контактную информацию, чтобы мы могли связаться с вами и уточнить детали.

Приложите файл

Отправляя этот материал, вы соглашаетесь на передачу всех интеллектуальных прав согласно условиям.

Невидимый подвиг осажденного города

495
Поделиться:

В годы блокады каждый день до тысячи ленинградцев сдавали кровь. В Институте растениеводства была сохранена уникальная коллекция семян. А в зоопарке – спасали жизнь животным. И всё это, когда люди умирали от голода. Невидимый подвиг жителей в репортаже Евгения Соловьёва.

Юрий Зинчук, ведущий: «А теперь мы хотим рассказать несколько историй, которые невозможно понять. Эти истории не вошли в учебники. Они, казалось бы, очень простые и незаметные. Но когда вдумываешься в то, что тогда делали ленинградцы, причём каждый день, находясь на своём рабочем месте, понимаешь, насколько безгранично велик их подвиг. Вот, например, какой силой духа должен обладать учёный, работающий в отделе зерновых Института растениеводства, который умирал от голода, а на столе у него нетронутыми оставались пакетики с уникальными сортами риса и пшеницы, которые он изучал. Какая сила духа была у наших блокадников, которые даже в самых нечеловеческих условиях оставались людьми? Для многих это покажется невозможным. А Ленинградцы смогли. Репортаж Евгения Соловьёва, который расскажет лишь три таких истории, как остаться человеком».

Евгений Соловьёв, корреспондент: «На этой фотографии мой дед. Рядовой 285-й стрелковой дивизии Соловьев Владимир Яковлевич. С самого начала войны попал на Ленинградский фронт. И я никогда не забуду его истории о том, как сражался и выживал осажденный город. Как умирали, но не сдавались его защитники, и, самое главное, оставались людьми в нечеловеческих условиях. Каждый день, своим невидимым подвигом приближая Победу. Я расскажу, как услышал и запомнил лишь три истории об этом.

Во время франко-прусской кампании в 1870-м году Париж был осажден. Изнеженные столичные жители не хотели голодать и в течение очень короткого промежутка времени в прямом смысле съели свой зоопарк. Сохранились иллюстрации на которых французские солдаты расстреливают из ружей всеобщих любимцев – слонов Кастора и Пуллокса. Их туши потом разделают и продадут мясникам».

В Ленинградском зоопарке в блокаду оставалось более 100 животных. Тигры, обезьяны, бизоны, антилопы – их содержание в суровых реалиях не входило в планы городских властей. Людей бы прокормить. Хлопоты целиком легли на плечи смотрителей зверинца и они делили со своими питомцами все невзгоды и гибли и от голода и немецких снарядов. На этих кадрах слониха Бетти. Ее убило осколком авиабомбы.

Во время налетов смотрители укладывали своих питомцев в воронки. Евдокия Дашина ложилась рядом со своей любимицей бегемотом по кличке «Красавица». Гладила по толстой коже и успокаивала как могла.

Евгений Соловьёв, корреспондент: «Огромное полуторатонное животное нужно было каждый день поить, кормить и обтирать водой. Без этого кожа гиппопотама трескалась и покрывалась кровавыми ранами. Ежедневно Евдокия Дашина отправлялась к Неве, из проруби набирала вот такое огромное ведро воды и на маленьких санках везла ее к вольеру. В сутки Красавице требовалось порядка 400 литров воды».

Каждый день. 500 метров к Неве и 500 метров обратно. И так 40 раз. 871 день.

Елена Попова, сотрудник научного отдела Ленинградского зоопарка: «Погубить, бросить, было невозможно. Это было бы предательством по отношению и к животным, и к себе самим. И, наверное, чтобы остаться людьми, надо было заботиться о тех, кто не мог вообще о себе позаботиться».

Красавица пережила блокаду. И умерла лишь в 1951 году. От старости. Не заработав ни одной хронической болезни. Настоящая блокадница.

Голод. Нормы хлеба сокращены. Рабочим – 250 граммов, остальным – 125. А в это время в темных холодных комнатах института растениеводства на Исаакиевской площади, в коробках и мешках лежали десятки тонн продуктов. Пшеница, овёс, картофель. Уникальная коллекция академика Вавилова, которая собиралась десятилетиями и насчитывала порядка 200 тысяч видов семян, многих из которых уже даже нет на планете. Ее хранители умирали от истощения, но никогда, ни на одну на минуту не рассматривали бесценные семена, как еду.

Игорь Лоскутов, д.б.н. завотделом Института растений им. Н.И. Вавилова: «Одним из таких людей был куратор коллекции риса Иванов. После его смерти, в его кабинете была найдена тысяча пакетов с рисом. Он их изучал, описывал, но не использовал как продукты питания. В этом и заключается, такой невидимый, не героический подвиг сотрудников института, которые ценой своей жизни сохранили коллекцию для будущих поколений».

Они знали, что делали. Они берегли от сорокаградусной стужи и полчищ голодных крыс достояние не только нашего государства, но и всего мира. Сейчас коллекцию оценивают приблизительно в 10 триллионов долларов. Для сравнения, весь золото-валютный фонд нашей страны составляет меньше 500 миллиардов.

«Нужна кровь!» Этот клич по всей стране разлетелся вместе с первыми воздушными тревогами. Госпитали переполнены ранеными бойцами. Стать для них донорами решили и тысячи ленинградских блокадников. Буквально умоляли включить их в списки. Письма с просьбами об этом сегодня бережно хранятся в военно-медицинском музее. Передвижные станции забора крови открывались по всему городу. Сюда ленинградцы приносили и посуду, поскольку колб и пробирок не хватало. Кровь иногда собирали в обычные винные бутылки.

Дмитрий Журавлёв, замдиректора военно-медицинского музея: «За день приходило 200-300, а иногда несколько тысяч доноров. Тем более, это для нашего современного мира представить себе крайне сложно».

За кровь доноры получали небольшой продовольственный паёк и деньги. 30 рублей. Брать их люди отказывались и все средства отправляли на то, чтобы строить самолёты. Благодаря этому была сформирована целая эскадрилья. А в марте 43-го в ленинградский институт переливания крови пришла телеграмма:

«Прошу передать ленинградским донорам Института переливания крови, собравшим кроме ранее внесенных 390 тысяч рублей дополнительно 120 тысяч на строительство самолета "Ленинградский донор", мой братский привет и благодарность Красной Армии. И. Сталин»

За 4 года войны для фронтовых госпиталей был собран 1 миллион 700 тысяч литров донорской крови. Пятая часть – это кровь ленинградцев.

Евгений Соловьёв, корреспондент: «Чтобы помнить, не нужен повод. Не нужен какой-то специальный день. Вы показали нам, не ленинградцам, как быть людьми. Мы ужаснулись и поняли. Мы расскажем об этом другим».

День полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады, декриминализация побоев, российские хакеры

Обсуждение