Cмотреть прямой эфир Сейчас в эфире:
  • 01:39
  • +1°
  • доллар 59,14
  • евро 69,46

Расскажите всем, что случилось

Пожалуйста, указывайте дату, время и место события, излагайте объективные факты. Вы можете приложить к тексту видео, фотографию или документ. Если вы хотите прислать чужое видео или фото — не забудьте указать ссылку на источник. Мы будем признательны, если вы укажете достоверную контактную информацию, чтобы мы могли связаться с вами и уточнить детали.

Приложите файл

Отправляя этот материал, вы соглашаетесь на передачу всех интеллектуальных прав согласно условиям.

#вПетербургеЖить: 2016 год

484
Поделиться:

О ключевых феноменах, которые повлияли на жизнь в Петербурге в 2016 году, рассказывает Павел Никифоров.

Юрий Зинчук, ведущий: «Конечно, важны такие темы как политика, экономика, культура и далее, далее по списку. Но еще более значима другая тема. Жить. Что может быть важнее? Порой за спорами о политкие и экономике мы теряем главный вопрос – а что такое просто жить? Итак, с этого и начнём. Хэштег в одно слово #впетербургежить. Павел Никифоров изучил феномены, которые повлияли на нашу жизнь в Санкт-Петербурге».

Павел Никифоров, корреспондент: «"Рублинштейна, 24"... О, понимает. А в клипе "Ленинграда" навигатор отказывался понимать акцент таксиста. Рубинштейна за 16-й год стала главной развлекательной улицей города, окончательно отобрав это право у Думской. И, как говорится, все такси вечером в пятницу ведут сюда. А множество раз переформулированная строчка из песни Шнура — стала в этом году хештегом нашего города. Каково это было — #вПетербургеЖить — в 2016 году?»

Летом мы столкнулись с аномальными дождями, которые специалисты назвали тропическими. Юг города утопал по капоты легковых автомобилей, а ветер был такой силы, что в Финском заливе дважды был замечен настоящий смерч. Но петербуржцев этим не испугать — тропические ливни и смерч? Отличный повод для волейбола и латиноамериканских танцев на Стрелке Васильевского острова! Вода — это наша стихия, а жизнь на воде — должна была стать нашей обыденностью.

Павел Никифоров: «Это даже не идея свободы, это сама свобода — будто специально созданная для такого города, как Санкт-Петербург!»

Этим летом мы решили подсчитать: а сколько петербуржцев живёт круглый год на воде? И обнаружили, что жилые дебаркадеры становятся уходящей натурой: один на Морской набережной, еще один на Серном острове и спрятавшийся дебаркадер в створе Ждановки. Несколько романтиков на пятимиллионный город — не самая большая цифра. Но убыло в этом году не только со знаком минус, но и со знаком плюс. Наконец решили снести главный недострой Петроградской стороны с 30-летней историей — гостиницу «Северная корона». Её снесут в начале будущего года и по этому поводу мы разыскали архитектора гостиницы — Марка Рейнберга. Наверное, это один из главных вопросов, которые я задал в этом году.

Павел Никифоров: «Вам не обидно, что скоро будут сносить?»

Марк Рейнберг, архитектор: «Вы знаете, у этой гостиницы такая судьба, что я это мог предположить, что её будут сносить. Это какое-то место... очень сложное. Здесь была баня, в которую Николай ходил вместе с Распутиным, и её пришлось снести, мне».

В этом году мы так же лишись нескольких деревянных железнодорожных станций 19 века. РЖД уничтожает памятники, а мы это продолжаем фиксировать. В здании на станции «Горская» открыли шиномонтаж, на вокзал станции «Тарховка» упало дерево,  в вокзале «Сивирская» работает продуктовый магазин, а один из самых красивых вокзалов страны на станции Сергиево начал разрушаться на глазах.

Павел Никифоров: «Это уже даже не за гранью разума, а за гранью абсурда. Лестница есть, есть даже перила, а вот подняться по ней и выйти на платформу — невозможно!»

А что в городе для комфортной жизни прибыло? В конце лета открыли Новую Голландию и впервые осенью не закрыли её на зимовку. Сквер на острове у Крюкова канала уже назвали самым соразмерным и уютным городским парком в стране. За день до открытия мы приезжали на Новую Голландию, чтобы снять последние приготовления. Вот очень показательное интервью — архитектора проекта буквально забивает строительная техника, не давая и слова произнести. Вот подготовка, так подготовка.

Этот год стал определяющим и для стадиона на Крестовском. Смена подрядчика, переход на ручное управление, переезд рабочего офиса вице-губернатора Игоря Албина на объект. Как результат всего этого – первый тестовый матч в конце октября. При полном освещении и на зеленном газоне сразились строители. Но за полгода до этого, в начале апреля, во время съемок сюжета на 120-летие русского футбола, мы оказались внутри бетонной чаши, среди кранов и рабочих. Так что — это еще большой вопрос, кто сыграл первым на главном стадионе Петербурга. Наверное, один из самых ярких эпизодов, снятых мной в 2016-м.

Не обошлось в этом году и без настоящей петербургской истории любви, по которой хоть сейчас снимай кино. Дочь итальянского графа и маркиза Чечилия Пило Боил ди Путифигари вышла замуж за петербургского врача и лишилась всех привилегий и титулов. Эту историю скромная Чечилия много лет скрывала от журналистов, боясь излишнего внимания к своей семье. Но нам она все же рассказала свою «лав стори», да еще какую. Будущий муж поехал в Рим просить руки и сердца дочери графа на вишневой «девятке»! Вот это по-петербургски!

А еще в этом году, мы смотрели на Петербург сквозь поле шахматной доски, зафиксировав в городе очередную волну моды на шахматы. В честь бума игромании, захлестнувшей город, мы играли в видеоигры прямо на Северном берегу Невской губы. Ходили за покупками с авоськой в руках и с помощью моментальных фотографий погружались в Ленинград 80-х.

Павел Никифоров: «Вот такой он, 2016-й, получился: необычный по форме и насыщенный по содержанию. Это и есть главный комментарий к хештегу #вПетербургеЖить и главный же ответ на вопрос "как": необычно и содержательно».

Обсуждение