Cмотреть прямой эфир Сейчас в эфире:
  • 03:49
  • +14°
  • доллар 63,23
  • евро 73,72

Расскажите всем, что случилось

Пожалуйста, указывайте дату, время и место события, излагайте объективные факты. Вы можете приложить к тексту видео, фотографию или документ. Если вы хотите прислать чужое видео или фото — не забудьте указать ссылку на источник. Мы будем признательны, если вы укажете достоверную контактную информацию, чтобы мы могли связаться с вами и уточнить детали.

Приложите файл

Отправляя этот материал, вы соглашаетесь на передачу всех интеллектуальных прав согласно условиям.

Цена врачебной ошибки

475
Поделиться:

За полтора года в нашей стране от врачебных ошибок погибло около тысячи человек. Из них почти половина – это дети. Татьяна Элькина встретилась с Екатериной Кононенко, которой в апреле этого года сделали хирургическую операцию, в результате которой был нанесен тяжелый вред здоровью.

Екатерина Кононенко пациентка РНИИТО им. Р.Р. Вредена: «Я получила травму. Вывих ключицы у меня был. И я обратилась за помощью в РНИИТО имени Вредена. Там мне предложили операцию. Спицы были установлены неправильно и как бы проткнули мне сосуды. После операции ночью я почувствовала себя очень плохо. Меня отвезли в реанимацию. В околосердечной сумке было очень, очень много крови, и сердце не могло биться. И вследствие чего мое сердце просто остановилось. Собирались оперировать. Мне очень повезло, что это произошло на операционном столе — мое сердце остановилось, вся аппаратура уже была под рукой, они быстро среагировали и спасли. В итоге им пришлось меня ввести в медикаментозную кому, потому что боялись, что мой мозг не справится. Была слишком большая кровопотеря. В общем три дня я находилась в коме, потом выводили. Но все это время мои родные... Им говорили, что я умираю».

Татьяна Элькина, корреспондент: «На данный момент после того, как прошла операция, после клинической смерти, после того, как вас, по сути, вернули с того света, сейчас вы как себя чувствуете, в каком состоянии ключица и организм?».

– Ключица в ужасном состоянии, торчит из меня. И операция теперь мне действительно очень нужна.
– Врачи признали свою ошибку во время операции допущенную?
– Лично мне никаких извинений, никакого сочувствия не было оказано.
– И никакой денежной компенсации?
– Ничего. Экспертизу я сделала. Экспертиза показала, что во время первой операции был нанесен тяжкий вред моему здоровью.
– С этими документами вы будете в суд обращаться?
– Да.
– Чтобы добиться от больницы компенсации?
– Да. Надеюсь, что суд все-таки что-то изменит. Как мы будем дальше лечиться, как доверять таким медикам, я не знаю...

Кронштадтский район, врачебные ошибки, 25 лет со дня гибели Игоря Талькова

Реклама

Обсуждение