Cмотреть прямой эфир Сейчас в эфире:
  • 17:35
  • +16°
  • доллар 64,31
  • евро 72,10

Расскажите всем, что случилось

Пожалуйста, указывайте дату, время и место события, излагайте объективные факты. Вы можете приложить к тексту видео, фотографию или документ. Если вы хотите прислать чужое видео или фото — не забудьте указать ссылку на источник. Мы будем признательны, если вы укажете достоверную контактную информацию, чтобы мы могли связаться с вами и уточнить детали.

Приложите файл

Отправляя этот материал, вы соглашаетесь на передачу всех интеллектуальных прав согласно условиям.

Окно в мир: как работает проект «Тренировочная квартира»

434
Поделиться:

В Санкт-Петербурге официально представлен проект "Тренировочная квартира", направленный на социализацию обитателей психоневрологических интернатов. Проведя три месяца в такой квартире под приглядом педагогов и сдав экзамен специальной комиссии, желающие смогут получить уже собственное жилье и начать самостоятельную жизнь. Подробности в материале Алексея Михалёва.

Юрий Зинчук, ведущий: «В Санкт-Петербурге на этой неделе был представлен уникальный и очень добрый проект под названием "Тренировочная квартира". Его цель – социализация людей, которые сейчас проживают в психоневрологических интернатах. Проведя три месяца в такой квартире под присмотром педагогов и сдав экзамен специальной комиссии, желающие смогут получить уже собственное жилье и начать самостоятельную жизнь. Несмотря на то, что интернаты радикально отличаются от психиатрических клиник, само понятие выписки в них практически отсутствует.

Интересная деталь – на Западе подобная практика еще 40 лет назад была признана неэффективной, с точки зрения реабилитации. Пионерами в реформах выступили скандинавские страны. Крупные психиатрические клиники были заменены на небольшие коммуны, преимущественно семейные. Что позволило существенно развить интеллектуальный потенциал людей, когда-то считавшихся неполноценными, и дать им возможность влиться в нормальную жизнь. Однако пройти этот путь непросто, даже при наличии четкой программы.

Наш обозреватель Алексей Михалёв взглянул на эту проблему и по ту сторону забора, который разделяет два всё еще отдельных друг от друга мира».

Бетховен дается Борису нелегко. Но что остановит человека, прозвище которого Шумахер – за лихую езду на коляске? Редкое заболевание – день ото дня Борис уменьшается в росте. К тому же нет одной почки. Но есть потрясающая воля и радость жизни, какую редко встретишь за забором интерната.

Борис Вишняков, проживающий в ПНИ №3: «Я люблю "Вконтакте" и в скайпе общаться».

Компьютер – по сути, единственное окно в мир. Любой психоневрологический интернат – это замкнутая система. Здесь не лечатся, а «проживают». Понятия выписки нет, и выходом является естественная смерть. Проект «Добро пожаловать домой», реализованный интернатом №3 уже доказал, что выход может быть иным.

Наталья Любителева, заведующая реабилитационным отделением ПНИ №3: «Наша цель была – интеграция в общество. Инвалиды – еще не значит, что с ограниченными возможностями. Они имеют право жить в городе, в обществе, в социуме».

Типовая новостройка, запах недавнего ремонта – так выглядит тренировочная квартира, в которой пробуют свои силы пожелавшие покинуть интернат. Володя, пожелавший быть нашим гидом, уже устроился на работу в Ломоносове.

Четыре месяца спустя специальная комиссия определит, готовы ли кандидаты к самостоятельной жизни. Сдать с первого раза этот важнейший в жизни экзамен удастся не всем. Ведь в интернате человек живет по регламенту, огороженный от всего, и понятия не имеет, как вскипятить стакан воды.

Аделия Захарова, руководитель проекта «Тренировочная квартира»: «Не всегда есть альтернатива, что надеть, куда пойти. Наша задача показать, что выбор есть. Мы уже видим, как люди боятся принимать решения».

В России около 400 психоневрологических интернатов, 10 из них находятся в Петербурге. Интернат №3 – один из крупнейших в стране – расположен в обрамлении дворцов Петергофа и Стрельны. Но близость к цивилизации и включенность в жизнь – скорее исключение.

Алексей Михалёв, обозреватель: «Средняя удаленность таких заведений от областных центров – около ста километров. Пресловутая черта оседлости, за которую во время московской олимпиады отправили рецидивистов и всех, кто как считалось, создавал дискомфорт. Мы живем в благополучном обществе. Как минимум, наделены личной свободой. И немудрено, если кто-то решит, что проблема, о которой мы рассказываем, надумана».

Юрий Кузнецов, наш коллега, на личном опыте познавший несентиментальность интернатской жизни. Как ценного эксперта его привлекает к работе председатель Комитета по соцполитике Александр Ржаненков.

Александр Ржаненков, председатель Комитета по социальной политике Санкт-Петербурга: «Их необходимо разукрупнять, менять. Но совсем без интернатов не получится».

Юрий настроен более радикально. Прожив много лет в психоневрологическом интернате, он чудом сумел из него вырваться и теперь добивается реформы системы. Попутно пытаясь изменить сознание общества.

Юрий Кузнецов,  внештатный советник председателя Комитета по социальной политике Санкт-Петербурга: «Это не требует затрат, денег. Это требует работы души и человеческого участия. Необходимо перестать называть их инвалидами, дебилами, и прочими обидными словами».

Андрей Домбровский, талантливый педагог и идейный соратник Юрия убежден, что нынешние изменения в психиатрии проводятся исключительно с позиций медицины и не учитывают душевных потребностей человека.

Андрей Домбровский, педагог: «Они накормлены, одеты. Чего вы еще хотите?»

Санитарная норма – семь квадратных метров на человека. Фактически – не более пяти. В остром дефиците личное пространство. Володя признался нам, что включился в проект в поисках этого крошечного пятачка.

Владимир Теплыгин, участник проекта «Тренировочная квартира»: «Зачем Вам квартира? Для того, чтобы жить, двигаться дальше, делать что-то новое. Мне хотелось бы свою семью, свою жену, своих детей. Хотелось бы чего-то своего, кусочка своего счастья».

Рэндл Макмёрфи из романа Кена Кизи, как известно, «хотя бы попытался». Но в итоге заснул перед окном, распахнутым на свободу. Человек Дождя в облике Хофмана по доброй воле вернулся в клинику, не найдя себя в беспокойном мире. Портал меж двух миров может иметь форму окна, поезда или квартиры. Важно, чтобы он просто был. Как возможность личного выбора.

Реконструкция Русского музея, дома совместного проживания, судьба улицы Репина

Реклама

Обсуждение