Cмотреть прямой эфир Сейчас в эфире:
  • 04:12
  • +15°
  • доллар 67,00
  • евро 78,36

Расскажите всем, что случилось

Пожалуйста, указывайте дату, время и место события, излагайте объективные факты. Вы можете приложить к тексту видео, фотографию или документ. Если вы хотите прислать чужое видео или фото — не забудьте указать ссылку на источник. Мы будем признательны, если вы укажете достоверную контактную информацию, чтобы мы могли связаться с вами и уточнить детали.

Приложите файл

Отправляя этот материал, вы соглашаетесь на передачу всех интеллектуальных прав согласно условиям.

Суррогатное материнство или «Ребенок под ключ»

443
Поделиться:

Петербургские бездетные пары стали все чаще прибегать к услугам суррогатных матерей. Завести ребенка — уже давно вопрос не медицинский, а скорее морально-юридический — именно с этим чаще всего возникают трудности. Подробности в специальном репортаже Евгении Альтфельд.

Большое здание за глухим забором на окраине Петербурга. Здесь живут иногородние девушки, которые приехали, чтобы выносить и произвести на свет чужого ребенка.
Марина — трижды суррогатная мама. Через месяц она снова родит — на этот раз девочку для петербургской пары.

Марина, суррогатная мама: «Трудно объяснить почему, я на своем месте. Я и с первого раза не переживала ни капельки. Это моя беременность, мои ощущения, он шевелится, это потрясающе. Но я понимаю, что это не мой ребенок. Не как работа, а как миссия, которую нужно сделать и все».

Каждый месяц Марина фотографирует растущий живот и по свежему снимку заказчик — будущая биологическая мама — покупает себе живот накладной. Агентство по подбору суррогатных матерей помогает клиенткам симулировать беременность — есть и такая услуга. Видео-презентация учит, как вести себя так, чтобы никто ничего не заподозрил.

Ребенок под ключ — дорогой заказ. Есть даже спец-тариф «все включено» от еды, одежды и медицинских расходов до билетов в театр — для позитивных эмоций. Плюс гонорар агентства — его держат в секрете — и сама зарплата — около 850 тысяч рублей. Во многих регионах это решение жилищного вопроса. Маша из Томска. После того, как родит двойню, вернется домой и купит квартиру.

Маша, суррогатная мама: «Почему бы нет, если я могу. Я могу помочь людям. Люди в ответ смогут помочь мне. Мне очень приятно именно в Петербурге находиться. Я знала, что здесь у меня будут точно положительные эмоции, мне будет куда сходить. Скучать я здесь не буду, грустить не буду. Опять же детям передаются эти эмоции».

У каждой девушки своя комната, совместная готовка и посиделки на кухне — для самых общительных. Уезжать из Петербурга по условиям договора иногородние не могут. Вдали от семьи, за 9 месяцев некоторые успевают выучить английский или дистанционно получить новую профессию. И в ожидании родов, планируют будущее. У Юлии — двое родных детей, вскоре она усыновит еще одного малыша из детского дома. Вопрос о проявлении материнских чувств в нынешней ситуации — возникает сам собой.

Юлия, суррогатная мама: «Это работа. У нас кровь не смешивается, как квартирант, меня сдали в аренду. Поселили квартирантов, а потом они свалили — все, желаю удачи и расти».

На словах все просто. Но для юристов суррогатное материнство — скользкий вопрос. Россия — единственная европейская страна, где такой способ рождения детей официально разрешен, но по сути юридически не урегулирован. Отдельного закона не существует, что создает массу пробелов и лазеек.

Елена Мороз, юрист, адвокат: «Наш семейный кодекс ставит родителей в зависимость от суррогатной матери. Если она решит, что это мой ребенок — она его запишет и никто не может этого запретить. В данном случае биологические родители практически не защищены, они могут претендовать только на возмещение убытков».

Человеческий фактор исключать нельзя — в этом и риск. Японские ученые попытались создать искусственную матку, которая бы решила и эту проблему. Не так давно в сети появились фотографии козленка, выращенного таким фантастическим способом. А вот петербургский ученый-изобретатель Олег Белокуров еще в 80-е годы прошлого века разработал машину для вынашивания зародыша человека, которую назвал «Божена». Устройство не сохранилось, да и в целом вряд ли могло пригодиться человеку — считает профессор Александр Гзгзянов.

Александр Гзгзян, профессор, руководитель отделения ВРТ института акушерства и гинекологии им. Отта: «Вопрос искусственной матки — из серии научного энтузиазма — это не будет медицинским фактом. Если вы не будете удалять матку, будете лечить патологии матки, то не будет вопросов с суррогатным материнством. Вот на это направлена исследовательская научная мысль. То, что сделал Господь Бог, всегда лучше. Что касается научного поиска — это оправданно. Что касается медицины — думаю, не за этим будущее».

Русская Православная Церковь в целом против любых суррогатных технологий — так решил Архиерейский собор еще 15 лет назад. Настоятель Храма Иоанна Предтечи отец Вадим рассказывает о семье чтеца из его прихода, которая, не сумев завести родного ребенка, обратилась к единственно верному с точки зрения церкви способу.

Отец Вадим: «Если семья бесплодная, то всегда есть возможность взять ребенка из детдома. Вот это хороший пример, когда семья может осуществить свою мечту и это хорошее, правильное решение».

Количество бездетных пар не становится больше, чем раньше, просто высокие технологии стали доступнее. Сейчас в год в Петербурге от суррогатных матерей рождается около 400 детей. Это менее одного процента от общего числа новорожденных. Какой будет статистика будущего, зависит в том числе и от депутатов Государственной Думы. Долгожданный закон о суррогатном материнстве — практически на подходе.

Реклама

Обсуждение