Cмотреть прямой эфир Сейчас в эфире:
  • 20:32
  • -6°
  • доллар 66,74
  • евро 75,77

Расскажите всем, что случилось

Пожалуйста, указывайте дату, время и место события, излагайте объективные факты. Вы можете приложить к тексту видео, фотографию или документ. Если вы хотите прислать чужое видео или фото — не забудьте указать ссылку на источник. Мы будем признательны, если вы укажете достоверную контактную информацию, чтобы мы могли связаться с вами и уточнить детали.

Приложите файл

Отправляя этот материал, вы соглашаетесь на передачу всех интеллектуальных прав согласно условиям.

Манифеста 10, открытие БДТ и 250-летие Эрмитажа

407
Поделиться:

Манифеста 10, открытие БДТ и 250-летие Эрмитажа

 

Культурные итоги года от Павла Никифорова

Юрий Зинчук, ведущий: «Перейдем теперь к культурным итогам города. К нам вернулась самая престижная театральная премия "Золотая маска". Стоимость билета в Эрмитаж выросла до 500 рублей, а Михаил Пиотровский возглавил рейтинг самых влиятельных людей в русском искусстве по версии престижного издания "АртГид". В Летнем саду обнаружили дерево-памятник: дуб, который был посажен еще даже до основания самого Петербурга. Наконец-то появилась положительная динамика с музеем-квартирой Иосифа Бродского в его "полуторах комнатах" в доме Мурузи, и открылся музей Довлатова в Пушгорах, где Сергей Донатович писал свой "Заповедник". Легендарному же "Сайгону" исполнилось 50 лет. Все эти события оставили в культуре Петербурга свой след, но за прошедший год были реперные точки, которые перекрыли все вышеперечисленное.

Павел Никифоров, который весь 2014 год подробно и вдумчиво занимался освещением петербургской культуры, по заданию редакции составил список главных событий, выставок и назначений года. Вот его репортаж.

Павел Никифоров, корреспондент: «Наверное, не было темы более часто обсуждаемой нашей редакцией, чем выборы ректора в училище Вагановой. В 2013 году — это вообще была тема номер один, на которую я сделал несколько репортажей подряд. Она тихо перекочевала в год 2014-й, несколько стихла и к самим выборам уже почти исчезла из информационного поля. В итоге, в ноябре ректором стал Николай Цискаридзе. Этому не помешало ни общественное возмущение, ни увольнение некоторых сотрудников Вагановки».

С назначением Цискаридзе из училища ушла предыдущий ректор Дорофеева. Художественный руководитель Асыл-Муратова перешла в Михайловский театр к Кехману. Покинул улицу Росси и тот, кого называли кандидатом на пост ректора — Алексей Фомкин.

Николай Цискаридзе, ректор Академии русского балета имени А. Вагановой: «Вот этот год и ровно месяц, которые я провел в должности и.о. ректора — это был год, чтобы показать какие-то свои способности на сложном поприще, тем более не в самой простой ситуации, когда не все были, так скажем, счастливы, когда все это начиналось».

В итоге, за этот год так никого и не появилось, кто смог бы подвинуть московского танцовщика. Лишь одна заявка на участие в выборах ректора от Цискаридзе Николая Максимовича. Других кандидатов на руководящее кресло попросту не было. Но должность выборная – процедура голосования обязательна. В конце ноября 227 человек высказались «за» и 17 – «против». До 2014-го протянулась история и с другим важным назначением в петербургской культуре.

Павел Никифоров, корреспондент: «Два года назад я присутствовал на представлении министром культуры Мединским труппе БДТ их нового художественного руководителя Андрея Могучего. Помню, как внимательно всматривалась в лицо режиссера Алиса Бруновна Фрейндлих. Как слушал его приветствие Олег Басилашвили. От Могучего все ждали прорыва, новых мощных спектаклей. А в итоге за первый год работы лишь одна постановка – «Алиса» в Каменноостровском театре. Все ждали откровений в 2014-м, но главное событие снова произошло не на сцене, а со сценой: после многолетней реставрации открылось историческое здание Большого драматического театра на Фонтанке».

В конце сентября в Петербурге в честь открытия исторической сцены на Фонтанке провели беспрецедентную акцию. На целый день часть набережной перед театром сменила свое название на Драматическую улицу и Большую Драматическую площадь. Для уличных театрализованных представлений Могучего готовы менять даже городскую топонимику. Невероятный карт-бланш. Все вводные у Могучего есть: великие актеры, современная сцена с потрясающими техническими возможностями, полное управление всей структурой театра. Только все равно чего-то не хватает.

Возможно, ответы на накопившиеся вопросы к художественному руководителю БДТ были отчасти даны в спектакле по роману Чернышевского «Что делать?». Его Могучий поставил в ноябре. Уже на исторической сцене. Может следующий спектакль следует выпустить по роману Герцена?

Павел Никифоров, корреспондент: «В марте мы с оператором просидели две недели безвылазно в заблокированном Крыму. Ждали референдума и переезжали из Симферополя в Севастополь, из Севастополя в Чонгар, из Чонгара на озеро Донузлав, где затопили русские корабли. К этому времени железная ёлка на Майдане в Киеве стала чуть ли не главным символом украинской революции. Поэтому, увидев летом монтаж ее практически точной копии у нас на Дворцовой площади, я испытал действительно мощное чувство. Железный каркас ёлки поставленный у Эрмитажа доказал, что искусство над любой политикой. А Петербург, обретший за последние годы статус консервативной столицы России, — в действительности, оказался намного прогрессивней, чем казалось большей части нашего общества.

Эти кадры с декабрьского Евромайдана. Сделаны они как раз с вершины железной ёлки. А это любительская съемка ее демонтажа, датированная августом. За месяц до этого, в июле, в рамках европейского биеннале современного искусства "Манифеста-10" между Зимним и Главным штабом поставили такую же железную ель.

Кристина Норман, художник: «Это напоминание о том, что все-таки можно решать вопросы не выстрелами, а посредством дискуссий и другими способами».

Врезавшаяся в дерево во дворе Зимнего дворца советская «копейка». Разрушенный внутренний фасад Восточного крыла Главного штаба. И еще сотни инсталляций, перфомансов и выставок, которые проходили под эгидой биеннале по всему городу. Кстати, на открытии «Манифесты» куратор Каспер Кенинг во время моего интервью с ним напомнил одну известную фразу, которая не требует перевода.

«Манифеста» как когда-то Петербург стала окном, только работает оно теперь в две стороны. Ставни биеннале закрылись 31 октября. А уже в декабре Эрмитаж отпраздновал свои юбилейные 250 лет. С подарком от президента Путина. С возвращением на телеграфную башню Зимнего потерянного век назад золотого двуглавого орла. И с трогательной сценой, которая случилась благодаря Даниилу Гранину и губернатору Полтавченко.

И, как ни крути, день рождения «Приюта отшельника» (а именно так и переводится дословно с французского «Эрмитаж») это и есть событие года в культуре Петербурга. Ведь со зданием Биржи на Стрелке и Восточным крылом Главного штаба экспансия самого крупного музея мира явно не завершилась. Эрмитаж — это уже не просто неотъемлемая часть Петербурга, его визитная карточка. Он сам стал городом. И за его крепостными стенами в уходящем году было комфортней всего.

Реклама

Обсуждение