Cмотреть прямой эфир Сейчас в эфире:
  • 18:55
  • +11°
  • доллар 75,03
  • евро 88,95

Расскажите всем, что случилось

Пожалуйста, указывайте дату, время и место события, излагайте объективные факты. Вы можете приложить к тексту видео, фотографию или документ. Если вы хотите прислать чужое видео или фото — не забудьте указать ссылку на источник. Мы будем признательны, если вы укажете достоверную контактную информацию, чтобы мы могли связаться с вами и уточнить детали.

Приложите файл

Отправляя этот материал, вы соглашаетесь на передачу всех интеллектуальных прав согласно условиям.

Марис Янсонс. Послесловие

1676
Поделиться:

Марис Янсонс всем своим творчеством возвышал души людей над этим миром. И этот мир помнит его и благодарит.

В жизни выдающегося музыканта несколько городов играли особую роль. Рига – город его рождения. Осло – город, где он впервые возглавил европейский оркестр. Амстердам и Мюнхен, где он жил в окружении почета как главный дирижер топ-оркестров мира. Но особое место в его жизни занимал Санкт-Петербург, город его школьных и студенческих лет, место на земле, где он стал Марисом Янсонсом.

Первыми домами Янсонса в Ленинграде, кроме Филармонии, были еще школа-десятилетка при Консерватории, а затем и Дворец пионеров. Там он впервые встал за пульт оркестра, пока только местного, пионерского.

Множество людей, масштабных личностей прошло через жизнь Мариса Янсонса. И у каждого контакт с ним оставлял яркое, незабываемое впечатление. Всех не назовешь. Но несколько имен мы должны произнести, ибо они постоянно звучат в воспоминаниях людей, знавших Мариса с младых ногтей. Отец Арвид Янсонс – дирижер филармонического оркестра, мать Ираида Янсонс – оперная певица. Евгений Мравинский – художественный руководитель Филармонии в течение пятидесяти лет. Николай Рабинович – консерваторский профессор Янсонса. И Герберт фон Караян – знаменитый немецкий дирижер, у которого Марис Янсонс стажировался.

Одним из главных научений, воспринятых Марисом в пору творческого созревания – верность авторскому замыслу исполняемого произведения. Стремление поставить свое «я» над композитором не было свойственно этому музыканту.

Его любили и почитали как большого мастера, но также и как исключительно душевного человека, который, кстати говоря, всякий раз, выходя к оркестру, перед началом музыки одаривал артистов улыбкой.

Не все было всегда безупречно гладко, не каждый день приносил триумфы, не все сразу увидели в Янсонсе-младшем будущую первую величину. Но erare humanum est – человеку свойственно ошибаться.

Марис Янсонс во многих городах мира чувствовал себя как дома – главный дирижер амстердамского «Концертгебау», оркестра Баварского радио, приглашенный дирижер Венского симфонического. Но всегда он возвращался в свой город, знакомый до слез, как написал поэт. Возвращался тихо, о чем знали только друзья и близкие.

Когда-то Иосиф Бродский в своих знаменитых стихах пообещал вернуться умирать на Васильевский остров. Это громкое обещание он не выполнил. Марис Янсонс ничего подобного не декларировал. У него было много планов на дальнейшее. Но его последний час прошел в любимом Петербурге, на набережной реки Фонтанки, в Толстовском доме.

Реклама

Обсуждение