Cмотреть прямой эфир Сейчас в эфире:
  • 17:53
  • +14°
  • доллар 71,23
  • евро 81,23

Расскажите всем, что случилось

Пожалуйста, указывайте дату, время и место события, излагайте объективные факты. Вы можете приложить к тексту видео, фотографию или документ. Если вы хотите прислать чужое видео или фото — не забудьте указать ссылку на источник. Мы будем признательны, если вы укажете достоверную контактную информацию, чтобы мы могли связаться с вами и уточнить детали.

Приложите файл

Отправляя этот материал, вы соглашаетесь на передачу всех интеллектуальных прав согласно условиям.

Парнас

836
Поделиться:
  • Автор идеи и режиссер: Александр Щербаносов
  • Автор сценария: Светлана Мосова, член Союза российских писателей
  • Текст за кадром читает народный артист России Валерий Кухарешин

Многие считают, что все новые районы на одно лицо, но это не так: оно у каждого своё — со своей историей и предысторией. Вот и у этого района тоже есть особенности, и главная из них заключается в его названии.

Если ехать по проспекту Энгельса в сторону района Парнас, то справа взору откроется гигантская территория производственно-промышленной зоны, а слева ― жилая зона. Это один из самых молодых районов жилищного строительства. Дома здесь по высоте могут посоперничать со знаменитым горным массивом Парнас в Греции!..   У одних фраза «Я живу на Парнасе» вызывает удивление (особенно у новых петербуржцев), а у других ― улыбку.

СЕРГЕЙ ГЛЕЗЕРОВ,краевед:
«Когда я говорю: «Я живу на Парнасе» – мне отвечают: «Неужели там?!» Я смеюсь: «Да, я спустился с Парнаса. Я парголовский пейзанин».

Петербуржцам понятна шутка. Они прекрасно знают, что по соседству, в Парголово, есть гора, насыпанная ещё в XVIII веке и названная хозяином Парголовской мызы графом Шуваловым «Парнас» ― в честь священной горы в Греции, места обитания богов и муз. К слову, в прежние времена парголовская гора была куда выше и нарядней. Сегодня же она выглядит как холм. Что касается амбициозного именования этой горы – оно вполне соответствовало времяпрепровождению и образу мыслей хозяев мызы и их гостей.

ЕЛЕНА ХРУСТОВА,заместитель директора мемориального музея «Разночинный Петербург»:
«Она привлекала поэтов, музыкантов. Мы знаем, что Римский-Корсаков венчался в церкви Петра и Павла. Мыза – очень живописное место, которое также привлекало художников: Шишкина, Брюллова…»

С горой в Парголово всё понятно. Однако, когда в 80-х годах XX столетия название обители Аполлона и муз ― Парнас ― получила промзона, мясокомбинат — это вызвало вполне понятное чувство недоумения.

Именование «Парнас» было дано исключительно по горе Шуваловского парка, а не по причине претензий трудящихся промзоны на небожительство на мифологической горе Греции. Да и сама территория промзоны в 70-ые мало напоминала пристанище муз.

ЭДУАРД КАЙЗЕР,генеральный директор завода лифтового оборудования:
«Сложно представить себе, что в те годы, когда мы по шпалам ходили сюда, здесь не было никаких дорог, проспекта Энгельса не было (он заканчивался до железной дороги), а была прекрасная природа – пели соловьи, росли всякие деревья, кусты... Подумать о том, что в этой местности появятся промышленная и жилая зоны, было невозможно».

Тем не менее они появились ― и жилая зона, и промышленная. Причём каждая из них «вещь в себе».

СЕРГЕЙ ГЛЕЗЕРОВ,краевед:
«Почти никто из живущих в этом районе к промзоне не имеет никакого отношения, не представляет себе, что это такое, не бывает там, потому что это не место для прогулок, место абсолютно непоэтичное. С Парнасом ее роднит только название».

До промзоны именование древнегреческой горы было дано станции железной дороги. Со временем название «Парнас» стало брендом: его нынче носят и сам район, и путепровод, и станция метро. Что интересно, когда-то станция метро «Парнас», украшенная витражами на тему античной мифологии, одиноко стояла в открытом поле… 

СЕРГЕЙ ГЛЕЗЕРОВ,краевед:
«Я прекрасно помню: когда эта станция открылась, можно было из нее выйти и перед вами раскрывались огромные пространства вплоть до Шуваловского парка. Тогда никаких новостроек не было, они возникли только в начале 10-х годов. Новосёлы въехали сюда только в 2011-12 году. Я здесь сам живу с 2013-ого года. Здесь тогда еще только осваивалось. На моих глазах прокладывали новые улицы. Это было рождение нового района».
ЕЛЕНА ХРУСТОВА,заместитель директора мемориального музея «Разночинный Петербург»:
«Я помню, как мы с группой музейщиков вышли из метро и увидели следующую картину (нам она напомнила лунный кратер): вспаханная земля, торчащие пеньки… Кто-то с сожалением сказал, что когда-то здесь стоял густой лес, а что же теперь?!.»

А теперь стоит густой лес домов-великанов! Все эти новостройки появились не просто в поле, а в историческом месте. Об этом говорит название сохранившегося рядом поселка Торфяное. 

СЕРГЕЙ ГЛЕЗЕРОВ,краевед:
«Торфяное основано еще в 1918-ом году. Здесь добывали торф во время блокады. Очень интересная блокадная история этого места. Ещё долго оставались большие поля, на которых были следы узкоколеек, по которым в блокаду возили вагонетки с торфом. Оставались даже следы шпал на этих узкоколейках. И по этим узкоколейкам мы выходили в поселок Торфяное, в котором тогда была активная жизнь!.. Он весь утопал в цветах. Это было место жизни!..»

Сегодня здесь растут не сады, а многоэтажные жилищные комплексы, которые всё больше вытесняют старину. Но остаётся и непреходящее: рядом, в садоводстве «Климовец» (удивительным образом сохранившемся подле новостроек) находится блокадный мемориал. Здесь похоронены жители Парголово и поселка Торфяное, которые работали в годы войны на торфопредприятии и погибли в страшное блокадное время. Так уж случилось, что в 60-е годы вокруг мемориала возникло садоводство. Теперь он стоит в окружении огородов и теплиц. Главное, что он есть, что он почитаем. Уже в новейшие времена рядом с братским захоронением садоводство воздвигло часовню. 

СЕРГЕЙ ГЛЕЗЕРОВ,краевед:
«Кажется, что истории тут нет абсолютно никакой, а если покопаться, то тут и Торфяное, и Шуваловский парк, и Парголовская мыза, и блокадная история. Это место с «корнями».

Названия улиц тоже имеют свои «корни»: топонимика Парнаса продолжает традицию северных районов города, где, как известно, с 70-х годов улицам стали давать имена выдающихся деятелей искусства (да и само название района обязывает). Главные улицы названы в честь поэтов Николая Рубцова и Михаила Дудина, писателя Федора Абрамова, композитора Валерия Гаврилина. 

На территории крупнейшей в Петербурге промзоны именования улиц не поражают воображение разнообразием: Верхняя улица и восемь Верхних переулков! Но одна из первых улиц в этом районе названа в середине 70-х Домостроительной, в честь Домостроительного комбината №7. 

ЭДУАРД КАЙЗЕР,генеральный директор завода лифтового оборудования:
«Это крупнейший в Европе комбинат панельного домостроения, который мог вести очень большие застройки в Ленинграде. В промзоне находятся десятки предприятий: и строительной индустрии, и производство деталей и профилей металлических, и лифтовое предприятие, которое преобразовалось потом в лифтостроительный завод».

В настоящее время в промзоне работают более 80-и предприятий. Несмотря на то, что древнегреческое название промзоны по-прежнему удивляет новых петербуржцев, она не собирается с ним прощаться. А жилая зона ― и подавно. Хотя и она вряд ли у кого-то вызывает в памяти Древнюю Элладу...

СЕРГЕЙ ГЛЕЗЕРОВ,краевед:
«Конечно, от такой античной мифологии тут нет ничего, хотя вот в архитектуре зданий и в оформлении пространства некие античные элементы присутствуют. Здесь есть и колонны, напоминающие античные руины. Все это смотрится немного претенциозно…» 

Заметим, что и от петербургской архитектуры здесь тоже, мягко говоря, немного…

СЕРГЕЙ ГЛЕЗЕРОВ,краевед:
«Очень непетербургская планировка улиц, расстановка зданий непетербургская. Если в прежних районах новостроек здания ставили под прямым углом и все направления движения были абсолютно предсказуемы и понятны, здесь все достаточно хаотично: улицы расположены не под прямыми углами, они извилистые, они заворачивают. Такая изюминка».

Изюминка есть и в этой улице, которая находится за рекой Старожиловкой. Она так и называется ― Заречная…

СЕРГЕЙ ГЛЕЗЕРОВ,краевед:
«Про Заречную улицу хочется спеть! «Весна на Заречной улице» сразу вспоминается. Улица мифическая. Где-то она начинает идти, где-то она пропадает».

А вот деревьев на Парнасе явно не достаёт. И поэтому этот район нередко называют «каменными джунглями».

ЕЛЕНА ХРУСТОВА,заместитель директора мемориального музея «Разночинный Петербург»:
«Я слышала, что называют «каменными джунглями», но можно и центр Петербурга назвать «каменными джунглями» – там тоже нет деревьев. Зеленых насаждений у нас маловато... А парковая зона? Вот «прекрасный» синий забор: 10 гектаров предопределено, будет парковая зона создаваться. Здесь недалеко ещё Шуваловский парк. 10 минут ходьбы, и вы в Шуваловском парке. Да, зелёных насаждений здесь не много, но есть газоны, воздух чистый, который не сравнится с центром».

Жителям нравятся свой район. Особенно он дорог тем, кто с юности, ещё с 80-ых годов, связал с ним свою жизнь.

ЭДУАРД КАЙЗЕР,генеральный директор завода лифтового оборудования:
«Конечно, это место, которое на всю жизнь самое близкое и самое родное. Это малая родина, это большая родина одновременно».

Но вот вопрос: а можно ли считать этот современный район историческим? Новый и исторический одновременно ― нет ли в этом противоречия?

СЕРГЕЙ ГЛЕЗЕРОВ,краевед:
«Бывают старые исторические районы, как Семенцы, Коломяги, а бывают новые исторические, которые родились несколько лет назад. Однако поскольку это место со своими традициями, особенностями, то оно может считаться историческим районом. Я всегда говорю, что Парнас – новый исторический район нашего города».

Возможно, в будущем он оправдает и своё роскошное название. Парнас — это ещё и символ среды обитания служителей муз. Как назовёшь корабль ― так он и поплывёт.

Реклама

Обсуждение