Cмотреть прямой эфир Сейчас в эфире:
  • 15:28
  • +1°
  • доллар 62,55
  • евро 69,86

Расскажите всем, что случилось

Пожалуйста, указывайте дату, время и место события, излагайте объективные факты. Вы можете приложить к тексту видео, фотографию или документ. Если вы хотите прислать чужое видео или фото — не забудьте указать ссылку на источник. Мы будем признательны, если вы укажете достоверную контактную информацию, чтобы мы могли связаться с вами и уточнить детали.

Приложите файл

Отправляя этот материал, вы соглашаетесь на передачу всех интеллектуальных прав согласно условиям.

Спецрепортаж к юбилею театра Музкомедии

542
Поделиться:

Одному из самых веселых театров Петербурга – «Музыкальной комедии» — стукнуло 90. Впрочем, то ли выражение мы употребили? Может быть, правильнее было бы сказать так: театр музыкальной комедии празднует очередную круглую дату – десятилетие до своего первого столетия? Много это или мало для театра – девяносто лет?

ЮРИЙ ШВАРЦКОПФ,генеральный директор Санкт-Петербургского  театра музыкальной комедии, заслуженный деятель искусств России:
«Это мгновение. Причем, это мгновение разбито на разные, не похожие друг на друга этапы. Поэтому, конечно, это мало».
МАРИНА ГОДЛЕВСКАЯ,руководитель литературно-драматургического отдела:
«Если человеческий возраст брать — много. Если исторический — мало».

Если бы мы произносили тосты, как это принято на юбилеях, то одним из первых был бы, разумеется, за родителей, точнее, за прародителей: за театр музыкальной комедии Ксендзовского и Харьковскую оперетту, которых в 1929 году объединили указом в один коллектив, когда харьковчане гостили в Ленинграде. И прописали новый театр сначала в бывшем Народном доме, где ныне  Мюзик-холл, на семь лет. Отчего и первое название — «Музыкальная комедия Госнардома». 

В 1938 году театр получил свою сегодняшнюю площадку – тоже, можно сказать, по-своему намоленную: ведь в 1910 году в этом особняке на Итальянской был открыт «Палас-театр» В любой музыкальной комедии важен- случай. Многие из тех, кто формируют сегодняшний облик театра, пришли сюда вроде как случайно. Но, придя, остались надолго.

ЮРИЙ ШВАРЦКОПФ,генеральный директор Санкт-Петербургского  театра музыкальной комедии, заслуженный деятель искусств России:
«У меня в детстве первый поход был именно в этот театр на спектакль «Марица». Я влюбился в этот жанр. Поэтому все не случайно».
МАРИНА ГОДЛЕВСКАЯ,руководитель литературно-драматургического отдела:
«Я испытывала всю свою жизнь тягу к оперному театру, но мне позвонил Михаил Дотлибов и уговорил прийти на собеседование. Я никогда в жизни не была в театре оперетты. Шёл спектакль «Королеская ложа», я с таким удовольствием посмотрела этот спектакль, что придя домой поняла, что надо сюда идти».
АНДРЕЙ АЛЕКСЕЕВ,музыкальный руководитель и дирижер, заслуженный артист России:
«Это дело случая, видимо театр нуждался в новом маэстро. Это предложение мне поступило от Андрея Петрова, а буквально через пять минут такое же предложение поступило мне от Юрия Шварцкопфа, который тогда возглавлял Филармонию».
ИВАН ОЖОГИН,лауреат премии «Золотая маска»:
«Меня случайно судьба связала, я прыгнул в последний вагон в кастинг на мюзикл «Бал вампиров».

Покидал театр насиженное место на Итальянской еще два раза: относительно недавно и довольно надолго, во время капитального ремонта и в Блокаду, когда из-за попавшей бомбы пришлось перебраться в Александринку. Музкомедия ведь была единственным из ленинградских театров, оставленных в осажденном городе. Это, впрочем, хорошо известно. Сегодня блокадный эпизод в истории театра воспринимается уже как возвышенная героическая легенда. Но ведь, это были будни! Что осталось от того времени? Раскинулось море широко? Песня из блокадного спектакля. Единственная пленка, претендующая на кинохронику…. Остальное – рассказы. Можем ли мы узнать что-то новое?

МАРИНА ГОДЛЕВСКАЯ,руководитель литературно-драматургического отдела:
«Я узнала, что в театре за 900 дней было поставлено 15 премьер — мы сейчас ставим 4 премьеры в год. Я не знала, что у артисток оркестра были  одеты перчатки с вырезами для кончиков пальцев. Я не знала, что хор состоял из электриков и пожарников».

После Второй Мировой войны в Европе и в Америке отношение к оперетте резко переменилось. Её стали воспринимать как продукт немецкой имперской культуры. Вспоминали, что Гитлер любил насвистывать вальс из «Веселой вдовы» Легара.  Австро-венгерская оперетта стала считаться жанром этаким мещанским, обывательским, сентиментальным, буржуазным, а также чуть ли не визитной карточкой того социального слоя, в котором формировались приверженцы немецкого фашизма. Так что сегодня количество театров оперетты на Западе сильно сократилось, и старушка вынуждена была уйти на задворки театрального мира. Иначе ли у нас?

ЮРИЙ ШВАРЦКОПФ,генеральный директор Санкт-Петербургского  театра музыкальной комедии, заслуженный деятель искусств России:
«Я думаю, у нас не иначе. Осталась только наша классика, но хоронить этот жанр рано. Да, конечно, всегда будут нужны «Сильвы», «Фиалки Монмартра» и «Веселые вдовы». 

Но классика классике тоже ведь рознь!  Десятилетиями говорили в этом театре, а также в идеологических и репертуарных кабинетах государственных чиновников о так называемой советской оперетте. За время существования СССР эта советская оперетта также обзавелась своей классикой - опереттами Дунаевского, Соловьева-Седова, Шостаковича. «Вольный ветер», «Белая акация», и так далее и так далее… Ну, и где они теперь, спросите вы? 

АНДРЕЙ АЛЕКСЕЕВ,музыкальный руководитель и дирижер, заслуженный артист России:
«Музыка советских композиторов — это огромный пласт. Один « Бабий бунт» чего только стоит».

Советский период накладывал также и некоторые репертуарные обязанности. И выполнение этих обязанностей приводило подчас к забавным парадоксам.

МАРИНА ГОДЛЕВСКАЯ,руководитель литературно-драматургического отдела:
«Я прочла в журнале «Аврора» поэму «Жар-птица», о том, как молодой человек возвращается с войны в блокадный Ленинград и узнаёт, что его любимая похоронена на Охтинском кладбище. Я позвонила Геннадию Алексееву  и сказала, что мы хотим поставить спектакль «Жар-птица». Он спросил из какого я театра, я ответила, что из Музыкальной комедии. Молчание было...»

Из того времени до нас дошел свет звезды, да и сама она тоже дошла, хотя ей не хватает всего лишь года, чтобы назваться ровесницей театра. Имя той звезды — Зоя Виноградова.

ЗОЯ ВИНОГРАДОВА,народная артистка России:
«Мне было 18 лет, когда я пришла в театр. Я сразу стала много играть. Мне было все время интересно жить в театре. Наш жанр такой чудесный, театр солнечный. Люди приходят сюда, что бы отвести душу». 

Есть в истории театра еще одна легендарная звезда и , наверное — уникальная. Танцовщица Ирина Пельтцер. Сегодня только танцующих звезд в труппе нет, но есть балет, который вполне достоин, чтобы о нем говорили отдельно.

ВЛАДИМИР РОМАНОВСКИЙ,главный балетмейстер:
«Ставился спектакль «Продавец птиц» — это был мой дебют в театре. В балетных номерах в оперетте обязательно должен быть юмор».

Советский период был длинным и разнообразным. В Музкомедии на него приходится и время, когда в театре главным режиссером работал Владимир Воробьев. На его спектакли «Свадьба Кречинского», «Дело» и другие ездили из Москвы не меньше, чем на спектакли знаменитого Товстоногова в БДТ.

МАРИНА ГОДЛЕВСКАЯ,руководитель литературно-драматургического отдела:
«Началась работа над «Свадьбой Кречинского» Это было большое явление».

Спектакли Владимира Воробьева открыли в театре новую эпоху о них вспоминают сегодня с особым чувством, творчество режиссера стало предвестником  главных событий последнего десятилетия серии мюзиклов».

ЮРИЙ ШВАРЦКОПФ,генеральный директор Санкт-Петербургского  театра музыкальной комедии, заслуженный деятель искусств России:
«Для меня отдельно стоит «Белый. Петербург». Это спектакль вне рамок жанра. Его нельзя смотреть без комка в горле».

А началось все с «Бала вампиров» - одного из самых впечатляющих проектов, осуществленных на этой сцене. Постановку Романа Полански  в точности перенесли из Вены. Появление в репертуаре театра мюзиклов просигнализировало о его желании идти в ногу со временем, об обращении  к молодой аудитории.

ИВАН ОЖОГИН,лауреат премии «Золотая маска»:
«Здесь очень теплое ощущение единомышленников. Люди хотят сделать что-то хорошее для зрителей и для друг друга».
МАНАНА ГОГИТИДЗЕ,лауреат премии «Золотая маска»:
«Я пришла на кастинг «Чикаго», и теперь, моя жизнь плавно перетекает из проекта в проект. В этом театре. Есть такое понятие — дом, ну вот дом — это здесь».

Однако мюзикл мюзиклом, а оперетте сегодня что делать? Не грозит ли ей этот современный пришелец полным изгнанием из родных стен? Ведь во многих странах мира мюзиклы идут один за другим, каждый день, в специально для них построенных театрах и не живут с опереттой под одной крышей?

ЮРИЙ ШВАРЦКОПФ,генеральный директор Санкт-Петербургского  театра музыкальной комедии, заслуженный деятель искусств России:
«Под одной крыше уживаются вопреки. Существует соперничество между труппами, и в большей степени, это соперничество со стороны опереточной труппы, потому что они хозяева дома».
НИКОЛАЙ БУРОВ,народный артист России:
«Театр, который все время находится в поиске, которому не живется спокойно. Он не хочет оставаться только театром оперетты, он не хочет превратиться только в театр мюзикла, он все время находит что-то новое».  

В планах театра как новые оперетты, так и новые мюзиклы. Они продолжат двигаться параллельно к следующему юбилею, который уже не за горами.

Реклама

Обсуждение