Cмотреть прямой эфир Сейчас в эфире:
  • 16:13
  • -4°
  • доллар 59,23
  • евро 69,80

Расскажите всем, что случилось

Пожалуйста, указывайте дату, время и место события, излагайте объективные факты. Вы можете приложить к тексту видео, фотографию или документ. Если вы хотите прислать чужое видео или фото — не забудьте указать ссылку на источник. Мы будем признательны, если вы укажете достоверную контактную информацию, чтобы мы могли связаться с вами и уточнить детали.

Приложите файл

Отправляя этот материал, вы соглашаетесь на передачу всех интеллектуальных прав согласно условиям.

Излишняя родительская опека и наоборот. Консультацию даёт психолог

605
Поделиться:

Гость студии - Екатерина Брянцева, президент ассоциации психологов Санкт-Петербурга.

Николай Растворцев,ведущий:
Здравствуйте. Сегодня мы учимся радоваться жизни и воспринимать наших детей правильно.
Александра Емельянова,ведущая:
А с позитивным мышлением нам будет помогать наша сегодняшняя гостья, психолог Екатерина Брянцева. Екатерина, давайте, в начале вы нас введёте в курс дела. Что же такое позитивное мышление?
Екатерина Брянцева,психолог:
Сразу хочется вспомнить одну древнюю шотландскую пословицу: из каждого свинства нужно уметь вырезать кусочек ветчины. Поэтому главное в позитивном мышлении, а мы сейчас говорим о наших детях, о том, что они подчас живут не так, как это нравится нам, то наша задача — одобрять их выбор, поддерживать их даже в ошибках. И в целом, позитивное мышление, когда мы говорим «да» событиям, условиям и изменениям в нашей жизни.
Николай Растворцев,ведущий:
А по вашему опыту, много ли петербургских семей живут по такому сценарию?
Екатерина Брянцева,психолог:
Вообще, природа почему-то над человеком пошутила, и у нас отрицательных эмоций гораздо больше, чем положительных. И злиться нам намного проще и привычнее, чем быть счастливым. Быть счастливым — это работа и над собой, и над окружающими. Потому что современный мир сопряжён с невероятным стрессом, большими нагрузками. А если мы вспомним всё, что связано со стрессом, то у человека всего три реакции на стресс — бойся, бей, беги. И тут радости нет. Соответственно, позитивное мышление — это умение жить не в стрессе, а в гармонии. И то же касается принятия своих детей.
Александра Емельянова,ведущая:
Но ведь человек не всегда понимает, что это в нём проблема. Он же считает, что проблема в ребёнке.
Екатерина Брянцева,психолог:
Наше следующее поколение всегда не такое, как мы. Мы не понимаем их ценности, мировоззрение и увлечения. А психика устроена таким образом, что привычное ей гораздо лучше, чем новое. А дети живут в новом.
Александра Емельянова,ведущая:
А какой совет можно дать, когда родитель не может принять это «новое»?
Екатерина Брянцева,психолог:
Мама должна попробовать всё, начиная от овладения гаджетом, заканчивая теми вещами, которые делают эти дети.
Александра Емельянова,ведущая:
Нам на адрес polza@topspb.tv пришло письмо: «Меня воспитывали послушной девочкой. Я не ходила на дискотеки, не дружила с мальчиками. Но вот пришло время уезжать учиться в другой город, сейчас я закончила 2 курс. У меня появился парень. Последние полгода мы живём вместе. Но я не могу решиться рассказать всё маме, не могу даже спросить, можно ли мне жить вместе с моим парнем, потому что точно знаю, что будет отказ... Как мне быть? Продолжать дальше обманывать маму?
Екатерина Брянцева,психолог:
Каждая мама хочет счастья своему ребёнку.  «Красавица и чудовище» была написана не вчера. Известный феномен, что хорошие девочки любят плохих мальчиков — тоже про это же. В письме была фраза о том, что девушку «воспитывали послушной». Так вот, я таких детей называю тепличными растениями. Человек воспитывался в благополучии, достатке, заботе. Но такие дети с трудом адаптируются к реальной действительности. Они очень стремятся к самостоятельности. Отсюда все эти «плохие мальчики». Всё-таки, нужно говорить правду. Маме нужно сказать: «Мама, есть смысл поговорить о важном для меня событии. Я хочу сказать, что я стала взрослым человеком, и личная жизнь — тоже важный момент. Я хочу рассказать о том, что есть в моей жизни».
Николай Растворцев,ведущий:
Телезрители пока что стесняются звонить, но есть письмо от Ольги. «Сыну 18 лет, учится в Петербурге, я, мама, проживаю в области. Сын оступился, выпил, подрался  и получил административный арест. Как мне себя вести? Надо ли приехать к нему в город по окончании срока или дать ему возможность самому справиться со своими эмоциями. О себе уже ничего не пишу. Спасибо».
Екатерина Брянцева,психолог:
Не боги горшки обжигают. Каждый человек делает ошибки. И чем больше таких «легких» ошибок, тем мудрее мы становимся. Событие уже произошло. Он уже подрался. Человеку придётся жить с этим опытом, и точно так же этой маме придётся жить с этим человеком. Отсюда вопрос: чего вы хотите? Жить с принципами? Или принять ребёнка таким, какой он есть на самом деле. На мой взгляд, приехать всё-таки есть смысл. Человека нужно поддержать. Он всегда становится лучше, когда ему есть, что защищать и беречь. Если он будет понимать, что его семья — надёжный тыл, то ему захочется быть лучше. А если ему терять нечего, человек может пуститься во все тяжкие.
Александра Емельянова,ведущая:

Вчера, накануне нашей программы, мы провели опрос в официальной группе нашего телеканала ВКонтакте. Мы спросили наших подписчиков, существует ли в их семье так называемая проблема «отцов и детей»? И предложили 4 варианта ответа:

- Да, живём в постоянном противостоянии;

- Проблемы есть, они носят временный характер;

- Нет, у нас полная гармония;

- Ни один из вариантов не подходит.

Итак, вот как распределились голоса. 33% респондентов дома живут в вечной борьбе со своими детьми или же родителями. У такого же количества респондентов, то есть тоже у 33-х процентов, в семье царит покой и гармония. 27% воюют друг с другом, но лишь время от времени. Около восьми процентов — либо затруднились ответить, либо считают, что отношения в их семье складываются неким иным образом.

Екатерина Брянцева,психолог:
Сложно прокомментировать. Может быть, это особенность вашей выборки. Может быть, это особенность некоей возрастной группы респондентов. Вариантов множество. Но, действительно, примерно каждая третья семья сталкивается с этой проблемой. У нас вообще очень много разводов и семей, которые находятся в сложных, конфликтных отношениях. И то, что младшие члены семьи борются за свои права или старшие доказывают, что и как — это, по сути, норма. Не бывает, чтобы семья прожила без конфликтов, и конфликт поколений не происходил. Другое дело, как мы его решаем, как мы договариваемся с другим поколением.
Николай Растворцев,ведущий:
Екатерина, понятно, что первые несколько лет родителей должно быть много в жизни ребёнка. Где проходит та граница, когда ребёнку нужно давать побольше свободы?
Екатерина Брянцева,психолог:

Все знают про прекрасный подростковый возраст, когда роль родителей должна уйти в тень. На передний план выходит компания друзей и сверстников. Ребёнок начинает отдаляться, а родители — пугаться. Но тут есть два важных момента. Первый  про родителей. Я всё время пытаюсь им объяснить, что ребёнок — это не ваша собственность, не часть вашего тела. Да, вы его родили и воспитали. Но по сути, вы это сделали для того, чтобы потом отдать его другому человеку. Это первый момент. И тут нужно отдать его таким, чтобы мы гордились. Чтобы нам сказали спасибо за такого супруга или супругу.

Второй момент — что касается ребёнка. Почему они уходят? Вроде бы всё хорошо, понимание есть. Но подростковый возраст связан не только с гормональными изменениями. Ребёнок начинает познавать мир, и им нужно собрать информацию о том, какой я. А опыта нет. И эти новые люди для него — способ понять, какой он. Ты со мной дружишь, значит, я хороший. Не дружишь, значит, не очень хороший. Я должен всё это попробовать. Поэтому многие начинают курить. А компания сверстников тем хороша, что она всё это одобряет. Я покурил — я молодец. Я подрался — молодец. Прогулял школу… Есть всегда люди, которые меня всегда поддержат, что бы я ни сделал. А мама и папа так скажут не всегда. И единственный способ помочь ребёнку пройти этот подростковый возраст, его наблюдать и контролировать. Не нужно забывать об уголовной и административной ответственности. Но ребёнку нужно разрешать делать ошибки. Тогда у него останется доверие к родителям.

Александра Емельянова,ведущая:
Буквально в тему письмо. Видимо, телезрительница смотрит и отреагировала: «Возраст ребёнка — 15 лет. Очень сложно стало найти подход к дочери. Не слышит нас, родителей, ничего не хочет делать, в том числе и учиться, очень съехала в учебе по всем предметам. Стала находить сигареты в сумке, провела беседу, обещала, что не будет, но всё продолжается».
Екатерина Брянцева,психолог:

Здесь беседой не спастись. Если мы один день посидим на диете, это не значит, что завтра мы будем прекрасно выглядеть. Это регулярная, постоянная работа. Дети наши всегда пробуют. В психологии это называется «обряд инициации». Но тут есть и другой важный момент. Подростковый возраст, происходят страшные катастрофические изменения. Руки-ноги растут, они всё время бьются о какие-то углы и двери, не понимают, как пройти. Они не владеют собственным телом, потому что тело выросло, а психика осталась ещё прежней. Плюс какие-то нагрузки в школе, учителя сейчас много требуют. И если рассматривать с точки зрения физиологии, то это напоминает состояние ГРИППа. Всё тело ломает, ничего не хочется делать, хочется лечь на диван и лежать. А мы смотрим и говорим: «Господи, ну ты же молодой, тебе пятнадцать». А они действительно устают. И это надо принимать, потому что если человек с соплями и температурой, мы о нём заботимся. А когда он подросток и устал, мы не заботимся. То есть ему нужно помочь. Дать определённое питание, определённый режим труда-отдыха или учёбы-отдыха. У детей есть это желание — побыть дома, в тишине. Ну пусть он побудет дома. Сходите в театр, в парк без него. Дайте ему несколько часов побыть одному.

Николай Растворцев,ведущий:
Писем сегодня гораздо больше, чем звонков. Александра, распаковывай электронный конверт.
Александра Емельянова,ведущая:
Вы как раз говорили по поводу агрессии. Нам пишет девушка. Она не представилась: «Мне почти семнадцать, и я не знаю, что делать с гневом. Начинаю сквернословить, бить вещи, появляется огромное желание что-то или кого-то сломать. Обычно запираюсь в ванной и включаю воду, чтобы ничего не слышать или надеваю наушники. Проблема в том, что триггер может быть совсем ненормальный и при странных обстоятельствах. Мать начинает дико раздражать, когда ломится ко мне в комнату с утра пораньше с удивлённым лицом. Клянусь, так и хочется свернуть ей шею. Кричит на меня, когда я не в состоянии разговаривать, возмущается, настойчиво заходит в комнату. Как же я её ненавижу. Что мне делать с этим?
Екатерина Брянцева,психолог:

Человеку достаточно тяжело. По сути, если мы будем брать шкалу этого гнева, она имеет минимальное состояние — агрессию и максимальное состояние — ярость. Вот этот гнев, эта шкала, появляется в дискомфортных условиях. Надо чётко себе объяснить, что для меня является дискомфортом. Если мама постоянно нарушает границы, либо девочка ничего не делает, и мама её пытается как-то расшевелить, либо маму надо лечить. Если первый вариант, нужно чётко структурировать, показать маме, что ты можешь, что ты делаешь. Поставить свои границы. А если вариант второй — маму надо лечить — то здесь следующий компонент. Если ты не можешь сейчас уехать из квартиры, если ты не можешь жить самостоятельно, то есть смысл наполнить жизнь тем, что тебе будет интересно. Если ты занимаешься какими-то уроками, то необязательно после занятий приходить домой. Можно посидеть в библиотеке, встретиться с друзьями. Но есть нюанс. Нужно не просто гулять по городу или сидеть в соцсетях, а именно уменьшить количество гнева, который есть в этой ситуации.

Ирина,телезритель:
У меня дочка шести лет, я её вожу в садик, каждое утро. И как только мы переступаем порог сада, она «включает актрису». Начинает усиленно изображать больную, уговаривает меня забрать её до обеда, перед сном, после сна. В общем, начинает торг. Потом, когда уговоры не помогают, начинаются слёзы. И так происходит четыре дня из пяти. Я начинаю раздражаться, злюсь. А потом — мучаюсь чувством вины. Подскажите, как правильно себя вести?
Екатерина Брянцева,психолог:

С одной стороны, способ уговаривать ребёнка остаться в садике не действует. Значит, он не эффективный. Есть ли смысл им пользоваться? Второй момент. Есть такое понятие, как «личные границы». Мы отдаём ребёнка в садик, чтобы он получал образование, а мы могли заниматься трудовой деятельностью. И это вопрос субординации. Я должна заниматься своими делами, ты должна заниматься своими делами, и у нас не должно быть диффузных отношений, когда у меня чувство вины по отношению к ребёнку. Но мне тоже не хорошо. Я делаю то, что должна делать.

Александра Емельянова,ведущая:
Ну тут, как я понимаю, чувство вины ещё и от того, что происходит ссора с ребёнком. Говорятся какие-то неправильны слова…
Екатерина Брянцева,психолог:

Всё правильно. Я начинаю оскорблять своего ребёнка, а потом понимаю, что я плохая мама. Когда я забираю ребёнка, я начинаю это чувство вины компенсировать. И дети начинают манипулировать. Чтобы вечером получить шоколадку, нужно утром устроить концерт. Есть такая фраза: «Можно накормить человека рыбой, а можно научить его ловить». Если человек будет уважать своё время, свои границы, таким же будет и его ребёнком. Поэтому любите себя, любите своих детей, любите свои границы. Вечером я тебя заберу, мы проведём время вместе, а сейчас мы побудем раздельно. И так нужно повторять, пока ребёнок это не поймёт.

Оставляйте комментарии на страницах:

Вконтакте:  http://vk.com/topspb_tv
FB: https:// www.facebook.com/topspb.tv

Пишите с хэштегом #topspb_tv и #полезнаяконсультация.

Присоединяйтесь к беседе с нашими ведущими с понедельника по пятницу в 10:15 на телеканале «Санкт-Петербург».

Обсуждение